добавить комментарий

Чернобыльское эхо пришло в литовский Висагинас в виде туризма

Висагинас. Небольшой этот городок на северо-востоке Литвы (18 тыс.) всегда жил особой, замкнутой жизнью. Его редко баловали вниманием центральные СМИ. А если и упоминали, то либо в связи с Игналинской АЭС (ИАЭС), ради которой он и возник как «спутник». Либо изредка рассказывали как об уникальном социальном феномене – некоем островке, где все говорят по-русски. И не каждый таксист или продавец в магазине тебя поймет, если обратишься по-литовски.

Время здесь словно замедлило свой бег. Построенный быстро и компактно, он музейно сохранил архитектурный облик эпохи развитого социализма 70-х. Как и русский дух – типичный социум для атомных объектов, кадры для которых кочуют, кружат по замкнутам профессиональным маршрутам особой касты специалистов, перемещающихся от одной станции к другой, питая своей интеллектуальной инъекцией возникновение новых.

Поскольку заработки здесь всегда были существенно выше, чем в среднем по республике, пока ИАЭС функционировала, ее вместе со строителями вполне хватало, чтобы кормить тамошние семьи. И у центральных и местных властей голова не болела на предмет дополнительных производств. Заботы на эту тему появились лишь в нулевые годы — после того, как под сильнейшим нажимом Брюсселя Вильнюс вынужден был дать согласие на выход их атомного клуба. И городок – не в одночасье, конечно, оказался без основной работы.

При этом суть проблемы не только (и даже не столько) в отсутствие альтернативной занятости. Все же надо отдать должное:  когда уже стало ясно, что станция будет закрыта, здесь стали появляться различные предприятия, в том числе и довольно крупные. Например, такие, как мебельная и ткацкая фабрики по 600 рабочих  мест каждая. Или производитель пельмней Kogus – на сотню мест. Учитывая, что на АЭС было занято около 2 тыс. работников, только эти три предприятия покрыли больше половины безработицы. А если сосчитать и мелочь, то их наберется несколько десятков.

Проблема скорее в другом – для специалистов-ядерщиков большинство рабочих мест такого рода – не альтернатива, а дисквалификация. И не все готовы ломать себя, чтобы менять работу оператора АЭС на мебельщика или производителя  пельменей. Поэтому все надежды и помыслы о будущем в Висагинасе связаны с промышленным парком Smart Park, создаваемом на месте бывшего военного полигона и призванного привлечь инвестиции в наукоемкие высокие технологии. Типа завода международного производителя медицинских препаратов Intersurgical, строительство которого завершится в будущем году. Стартуя с 200 рабочих мест, он в перспективе развития может выйти на 1,5 тыс.

Ну, а информационным поводом для того, чтобы вспомнить про город атомщиков стали дивные сигналы о неожиданной вспышке туристического набега на этот, казалось бы, ничем неприметный уголок. И этот сюрприз приподнес ему Чернобыль, точнее – знаменитый американско-британский сериал режиссера Йохана Ренка о нем. Дело в том, что съемки его в основном происходили в Литве – частично в Вильнюсе, в районе Фабиенишкес, где воспроизводили ландшафты Припяти. А эпизоды со станцией – на Игналинской АЭС, которая не только своими реакторами, но и внешним видом почти идентична Чернобыльской.

Вот туда-то и потянулся любознательный народ, чтоб взглянуть на монстра советской серии  РБМК-1500, из-за недоверия к которому Литва лишилась АЭС. По свидельству городского мэра Эрландаса Галагузаса, поток настолько интенсивен, что экскурсии на АЭС распроданы уже до конца года. И это притом, что такое удовольствие отнюдь не дешевое – 60 евриков. Висагинас, расположенный примерно в 11 км. от АЭС, оказался попросту не готов к внезапно возникшему потоку.

Мэр теперь ломает голову, как освоить и закрепить, обратив в важный источник дохода, открывшуюся золотую жилу. В одном из интервью он высказал идею, что в качестве аттракции можно эксплуатировать тему закрытия ИАЭС. Ведь это не одноразовое мероприятие, а долгий процесс. Согласнео графику, станция должна быть сровнена с землей до 2038 года. Вот это сложный и многоэтапный сценарий можно и превратить в популярный рассказ о том, как хоронят мирный атом, заботясь о том, чтобы он не вырвался и не натворил напоследок бед. Обсутроить для этих целей информационный центр, одной из фукнций которого мог бы стать познавательный «ядерный» туризм. А заодно и приманить чудесной озерно-лесной благодатью, которой так богаты здешние места.

Тем более, что и физическая ликвидания АЭС — далеко не конец, так как еще долгие годы будет немало людей заняты надзором за захоронениями в хранилищах радиоактивных отходов.

Владимир Скрипов

Источник: ehorussia.com