добавить комментарий

«Разрушить механизм кулуарного распределения должностей» — Владимир Милов об «Умном голосовании»

Приближение единого дня голосования 8 сентября оживило дискуссию об объявленной Алексеем Навальным тактике «умного голосования» — за любого зарегистрированного кандидата, который располагает наибольшими шансами победить ставленника власти на выборах. Идея эта родилась из опыта успешного протестного голосования на региональных выборах 2018 года, где в ряде регионов власти проиграли губернаторские кампании, невзирая на то, что сняли с дистанции, казалось бы, всех сильных оппонентов и оставили лишь «технических» кандидатов. Однако недовольные избиратели консолидировано голосовали за выбранного «технического» кандидата от парламентских оппозиционных партий, и ставленник власти все равно проигрывал.

Для российской оппозиции поиск подобного рода успешной тактики давно уже стал сверхактуальным — вот уже больше десяти лет ее в большинстве случаев попросту не допускают до участия в выборах (как это происходит, вы могли наблюдать в деталях минувшим летом, не будем на этом останавливаться в подробностях). И на это нужно было найти некое противоядие — показать власти, что даже в случае недопуска на выборы оппозиция остается реальной силой, способной помешать избрать тех или иных кандидатов. И поэтому с оппозицией надо считаться, и лучше ее до выборов допускать, иначе придется все время гарантированно проигрывать. Осенние выборы 2018 года ярко продемонстрировали, как это работает — а рост протестных настроений и падение рейтингов власти говорят нам, что сейчас для подобного рода тактики самое подходящее время.

Вопреки распространенному мнению, власти вовсе не «все равно», кто из допущенных на выборы лояльных политиков выиграет гонку. Да, кандидаты от КПРФ или СР в целом остаются лояльны даже в случае неожиданного избрания. Однако суть дела не в этом: в избрание заранее определенных кандидатов вкладываются огромные ресурсы, а попадание на заранее «согласованную» позицию губернатора или депутата по сути и есть механизм власти — тот, кто «решает» этот вопрос, и есть главный. Если вдруг выяснится, что администрация президента не в состоянии гарантировать избрание губернатором, а Собянин не может обеспечить обещанного избрания депутатом Мосгордумы, и этот вопрос на самом деле решают избиратели с неопределенным исходом, то чего стоят такие закулисные механизмы согласований? Раз ты — Кириенко, Вайно, Собянин или иной высокопоставленный начальник — не можешь решить вопрос о гарантированном избрании согласованного кандидата, то какой смысл ходить к тебе договариваться?

Если консолидированное протестное голосование заработает в полную силу, это разрушит тот кулуарный механизм распределения должностей, который составляет основу сложившейся в последние 20 лет системы управления в стране. Это будет мощнейшим ударом по престижу власти и неизбежно заставит ее идти на уступки. В этом плане совершенно неважно, кого именно вы избираете вместо кандидата от власти — важно именно то, что вы не позволяете чиновникам протащить их собственного кандидата.

Протестное голосование разрушит кулуарный механизм распределения должностей, который составляет основу сложившейся в последние 20 лет системы управления в стране

Алексей Навальный решил опробовать тактику «Умного голосования», базируясь на данных собственной, вполне успешной социологической службы Фонда борьбы с коррупцией. При ее помощи проще определить, какие именно «твердые вторые» кандидаты имеют наибольшие шансы победить, если им добавить протестных голосов. Подчеркну еще раз: тут важно не столько то, как будут себя вести кандидаты от системной оппозиции после избрания (хотя и здесь могут открыться новые возможности из-за ликвидации однопартийного доминирования «Единой России»), сколько продемонстрированное оппозицией право «вето» на избрание кандидатов, назначенных в кулуарах властных кабинетов.

Как и любая живая и нетривиальная идея, «Умное голосование» вызвало бурные споры. Основная претензия к этому механизму не оспаривается и самими инициаторами идеи — голосовать придется вовсе не за тех кандидатов, которых вы выбрали бы по доброй воле, а часто за второсортных или даже сомнительных персонажей. Действительно, это не самая приятная сторона дела. Но позвольте, кому надо предъявлять эти претензии? Не властям ли, которые вот уже много лет последовательно отсекают сильных оппозиционных кандидатов от участия в выборах, специально оставляя в бюллетене одну неудобоваримую баланду из тюремного меню? Ведь сама идея умного голосования возникла как ответ на многолетнюю тактику недопуска реальных оппонентов на выборы, как переговорная позиция и элемент шантажа — раз вы не пускаете в бюллетень, мы сделаем так, что своего согласованного кандидата вы не изберете, и в итоге заставим вас зарегистрировать всех оппозиционеров на выборах.

Да, конечно, эта тактика имеет обратную сторону, как и любая другая. Да, протестному голосованию придется фокусироваться на неидеальных, часто даже неприятных персонажах, выступающих формальными оппонентами власти. Но это запрограммированная, неизбежная проблема, она в целом свойственна любым попыткам консолидированного протестного голосования, и вообще строительству широких оппозиционных коалиций в авторитарных странах — вам неизбежно придется сотрудничать с кем-то, кто вам не нравится, с кем вы никогда не вступили бы в коалицию в ситуации нормальной демократии западного образца.

Но мы не в ситуации нормальной демократии западного образца — здесь выборов в общепринятом смысле вообще нет. Кстати, противники «Умного голосования» любят повторять именно эту мантру про «выборов нет». Но они не проявляют последовательности и не хотят признать, что раз их нет, то и обсуждать личность кандидата, против фамилии которого вы ставите галочку, бессмысленно, галочку вы ставите не для того чтобы избрать своего представителя по всем канонам развитых демократий, а в порядке заведомо вынужденной паллиативной политической тактики, применяемой оттого, что реальную оппозицию на выборы не допускают. Смысл консолидированного протестного голосования не в выборе, какого кандидата поддержать, а в том, чтобы ответить на недопуск оппозиционных кандидатов к выборам недопуском ставленников правящей партии во властные кабинеты.

Галочку вы ставите не чтобы избрать своего представителя по канонам развитых демократий, а в порядке заведомо вынужденной паллиативной политической тактики

На этом фоне еще более странно выглядят рассуждения противников «Умного голосования» о «морали». По их мнению, за некоторых кандидатов от системной оппозиции голосовать нельзя, потому что они коммунисты, сталинисты, сторонники Путина и так далее. Давайте скажем прямо: разговор в таких категориях применительно к выборам в региональный парламент по одномандатным округам — невероятная натяжка. Вопросы морали и сталинизма не являются предметом деятельности депутатов региональных парламентов. Есть масса примеров, когда конкретные депутаты работают годами, делают много полезного, а вы даже не в курсе, каковы их политические взгляды. Самый яркий пример — депутат Мосгордумы от КПРФ Елена Шувалова, которая в последние пять лет едва ли не единственная в городском парламенте реально выступает в защиту прав москвичей от произвола властей (точечная застройка, реновация, уничтожение памятников архитектуры и т.д.). И я не припомню случаев, когда ее политические взгляды где-то всплывали (если честно, я даже не знаю, каковы они), и это имело бы значение. В ряде регионов губернаторами и мэрами выбрали представителей КПРФ и ЛДПР — и ничего, они не стали восстанавливать сталинскую систему, более того, в их регионах политическая обстановка гораздо свободнее, чем в целом по стране, а настоящее движение к сталинским стандартам политики (массовые репрессии, неправосудные политические дела и т.д.) мы наблюдаем как раз со стороны «Единой России» — вот, где сегодня засели настоящие, а не скоморошные наследники сталинизма.

Поэтому муссирование вопроса о «моральном аспекте» умного голосования — не более чем умелая уловка противников Алексея Навального, которые просто хотят поэксплуатировать антикоммунистические настроения части либерально настроенных избирателей с целью навредить Навальному. Не надо далеко ходить за примерами, когда в недавнем прошлом эти внезапные борцы за мораль и нравственность общества действовали вполне оппортунистически, в том числе и сотрудничали с коммунистами. При желании можно составить внушительное досье.

Как бы там ни было, понятно, что часть демократически настроенных избирателей голосовать за коммунистов все равно не будет, хотя умное голосование предлагает не только кандидатуры представителей КПРФ, по разным регионам и округам ситуация разная. В этом нет абсолютно ничего страшного — на наших с вами глазах проводится интересный эксперимент, скоро мы узнаем его результаты. Альтернативы не просматривается, нам предлагают все те же многократно опробованные и неработающие способы порчи бюллетеней или вписывания фамилий недопущенных к выборам кандидатов. Последнее в Москве сейчас вообще бессмысленно, так как большинство участков оборудованы КОИБами и ваше народное творчество просто никто не увидит, ни одна живая душа. Способы эти не работают потому, что, как справедливо заметила одна из комментаторов, воспринимаются массовым избирателем как часть личных, частных стратегий поведения, и не могут вызвать широкой мобилизации. В то же время консолидированное протестное голосование, напротив, способно вызвать такую мобилизацию, и это подтверждается примерами, в том числе и из свежего российского опыта.

Критиками предлагается также голосовать не консолидировано, а выбирать «наименее противного» кандидата в бюллетене — но это попросту размоет протестные голоса, а смысл именно в том, чтобы их консолидировать. Напомню, что уже на выборах Мосгордумы 2014 года примерно в двух третях округов оппозиция набрала больше голосов, чем «Единая Россия», но в силу их раздробленности единороссы все равно получили большинство. 

Конечно, надо выходить и на акции протеста, но если вы не будете жестко и осязаемо наказывать власти за недопуск независимых кандидатов на выборы, то они в итоге станут жить по принципу «слушает да ест» — относиться к вашим протестам как к снегу зимой, чему-то неизбежному, при том продолжая себе преспокойно распределять в кабинетах выборные должности. Нет уж, пора положить этому конец, и инструмент голосования на выборах, пусть и нечестных, максимально эффективно использовать против диктатуры.

Власти, кстати, хорошо понимают опасность консолидированного протестного голосования, и сегодня эта тактика очевидно является для них главным раздражителем. Давайте огорчим их 8 сентября и покажем, как часто скандируют на протестных акциях — кто здесь власть.

Источник: The Insider