добавить комментарий

Как штабы Навального влияют на региональную

Сама по себе идея открывать в регионах России штабы и легально, не таясь и не скрываясь, вести оппозиционную деятельность многим казалась фантастической и совершенно нерабочей: ведь работа «в белую», с арендой офисов и зарплатой сотрудникам, открывает для власти широкие возможности контролировать весь процесс. Кроме того, радикальная оппозиция в России вообще не имела успешного опыта какой— либо системной работы с населением и начинание команды Навального казалось чудачеством: зачем штабы, если общаться можно в интернете и там же планировать и вести всю деятельность? Все это накладывалась на тезис, считавшейся аксиомой: за МКАДом вообще никому не интересно заниматься политикой, там все за Путина и нет смысла туда соваться.

Решившись развернуть в России сеть штабов, финансируемых с помощью краудфандинга, Алексей Навальный и его команда совершили маленькую революцию в политической жизни всех тех регионов России, где работал хоть один такой штаб.

Сейчас, после очередной серии обысков и погромов штабов, организованных силовиками, снова слышаться призывы не тратить деньги и силы на легально работающие офисы, сосредоточиться на деятельности в интернете или совсем уж нелепые советы «уйти в подполье». Но именно ставка на легальность и открытость своей деятельности, на демонстративное нежелание что— то прятать и от кого— то прятаться и привлекли к структурам Навального новых людей, благодаря которым они так эффективно действуют по всей стране.

Игры в подпольщиков интересны только маргиналами, как и чисто сетевая активность привлекательна только для гиков. Нормальным людям нравится приходить куда— то не таясь и не скрываясь, участвовать в дискуссиях, слушать лекции или встречаться с другими людьми. Именно такой формат работы превратил штабы Навального в центры молодежного активизма. Во всяком случае, от атмосферы традиционных партийных офисов там очень мало или вообще ничего. Да и откуда бы там взялся этой атмосфере, если руководить штабами изначально призывались люди без опыта работы в традиционных партийных и политических структурах?

Факторы успеха

Какие еще факторы помогли штабам Навального стать заметной силой по всей России, борьба с которой требует от власти тех впечатляющих усилии, которые мы наблюдали в последние дни?

Во— первых, власть оказалась не настолько сообразительной, чтоб сразу понять опасность работы штабов оппозиционного политика в регионах и долгое время ограничивалась мелкими пакостями. Возможно, какое— то время всевозможные структуры и чиновники, отвечающие в регионах за борьбу с оппозицией, даже радовались тому, что наблюдать надо за людьми, которые не только не скрываются, но даже и наоборот — всячески рекламируют себя и место своего базирования. Однако к осени 2019 года всем стало понятно, что истории про непопулярность Навального у «простого народа» годятся только для анонимных телеграмм— каналов, а в реальности работ штабов приводит к активизации и радикализации любых протестов на местах.

Свою роль сыграли и попытки структур Навального вмешиваться в трудовые конфликты, агитируя «бюджетников» за создание независимых профсоюзов. Но, конечно же, решающую роль в изменений политики по отношении к штабам в регионах сыграла тактика «умного голосования»: даже первые попытки действовать по этому принципу принесли определенный успех и он явно будет развит на всех следующий выборах — и федеральных и региональных.

Во— вторых, команда Навального оказалась достаточно организованной и хитроумной, чтоб вопреки постоянному давлению и под носом у назойливых контролеров и наблюдателей все— таки создать систему не только легального сбора средств на поддержание всей инфраструктуры, но и их распределения по всей стране. Важно вновь отметить, что делалось все это по— белому и вполне честно — иначе бы претензии к структурам Навального были гораздо более предметными, чем фантазийное дело об отмывании средств, якобы полученных преступным путем.

В— третьих, граждане России и прежде всего молодежь, оказались вовсе не такими инертными, как о них принято было думать. Уже первая всероссийская протестная акция, устроенная штабами Навального после выхода фильма «Он вам не Димон» показала, что костяки готовых протестовать активистов появились во всех городах, где штабы начали работу.

Удивительнее всего, что даже в самых тихих и не имевших никакой традиции политического активизма регионах команде Навального удалось найти энергичных, смелых и креативных людей, которые в короткие сроки превратили новую структуру в полномасштабные оппозиционные центры, влияющие на местную политику. На фоне все более тусклых, косноязычных и унылых чиновников и партаппаратчиков, которые олицетворяют собой российскую власть на местах, молодые координаторы штабов Навального в некоторых случаях оказались буквально звездами региональной политики

Политика будущего

Нравится это кому— то или нет, но рассчитывать на голый энтузиазм в 21 веке нельзя. Несмотря на то, что волонтерство играет все возрастающую роль в политическом и гражданском активизме в России, кто— то все равно должен заниматься политической работой full-time, планомерно и организованно, координируясь с другими штабами и федеральным руководством. Тоже самое касается антикоррупционных расследований и всего прочего: должны быть люди, занимающиеся всем этим не в свободное от основной работы время, а постоянно и профессионально.

Идея скидываться деньгами на то, что б где— то был офис, в котором постоянно кто— то есть и эти люди занимаются организацией всевозможных активностей, не вызвала никаких протестов у сторонников Навального, наоборот: они увидели, что деньги не остаются где— то в Москве, как вообще— то принято в России, а возвращается оттуда на места и получают их вполне понятный и известные в своих кругах люди.

Важно понимать, что вообще такое для оппозиционного активиста в провинции работать в штабе Навального. Это уникальный шанс и большие возможности проявить себя в публичной политике и не боится сложностей. В отличии от Москвы, где политический активизм так или иначе можно совмещать с работой, в том числе и в оппозиционных СМИ, фондах, центрах и так далее, в регионах ситуация совершенно иная. Более— менее прилично можно зарабатывать только работая на власть или на крупный бизнес, что заведомо делает невозможным никакую оппозиционную деятельность.

Для среднего и мелкого предпринимателя активное занятие оппозиционной деятельностью скорее всего приведет к серьезным проблемам прежде всего по экономической линии. Короче говоря, ситуация такова, что даже сочувствующим оппозиции предпринимателям проще слать деньги в виде пожертвований какой— то удаленной структуре, котора потом потратит их в том числе и на поддержку активистов в их регионе, чем напрямую и открыто давать деньги местным оппозиционерам.

Это, между прочим, одна из важных миссий всей созданный Навальным структуры: она позволяет всем желающим пожертвовать деньги на оппозиционную деятельность, минимизируя риски. С учетом более чем реальных угроз >​

Каковы же выводы?

Навальный вернул в жизнь регионов уличную политику, создал методику выживания оппозиции в агрессивной среде и самое главное — вдохновил многих быть активными и бороться за свои права.

Но последняя капля, которая переполнила чашу терпения власти — тактика «умного голосования». Страх власти перед «умным голосованием» тесно связан с ситуацией в регионах: даже в Москве «Единая Россия» смогла выставить очень слабых кандидатов, надо ли говорить, что в регионах кадры у «партии власти» еще хуже? Можно уверенно утверждать, что на всех грядущих выборах технология «умного голосования» будет активно использоваться на местах, что сделает Навального его структуры влиятельными игроками.

Источник: The Insider