добавить комментарий

Открываемые запреты становятся неотъемлемой частью открытий

Так же поступили и с электронами: разогнали, пустили пучок электронов через две щели, получили на выходе такую же точно картинку интерференционного распределения. Все рады, ура.

 Но радость была недолгой: быстро вспомнили, что для хорошей картины интерференции свет должен быть когерентным: иметь одну частоту излучения хотя бы.

 А кто заботился о когерентности потока электронов? Правильно, никто. Их поток не был когерентным. Однако в таком случае не должна была и картина интерференции возникнуть. Но она существовала – объективно, нахально наглядным образом имела место быть.

 Тут как раз и вспомнили о принципе неопределённости Гейзенберга. И сделали хорошее предположение:

если квантовый объект находится в состоянии квантовой неопределённости, то теоретически это означает, что он ОДНОВРЕМЕННО проходит через обе щели.

 Медленно:

Один электрон пролетает одновременно через обе щели. И после этого сам с собою интерферирует.

Точка в спорах была поставлена тогда, когда научились пулять электроны строго по одной штуке. До этого были ещё какие-то надежды, но когда один единственный выпущенный электрон давал картину интерференции, а значит – пролетал через ОБЕ щели – все надежды рухнули.

Это сочеталось с теорией и законами, это сочеталось с практическими результатами экспериментов, но не сочеталось только с одним: с человеческой логикой. Проще говоря, крышу тогда сорвало у всех.

 То есть все знали – в теории – что есть принцип неопределённости Гейзенберга. Но никогда не думали, что он столь глумливо проявится. Эмоциональный хомо сапиенс не мог не принять челлендж, и решил любой ценой «хакнуть» эту систему. Доказать, что его – наша – логика сильнее всяких там квантовых неопределённостей. И начали «копать» под злоехидные электроны.

 Сперва решили возле одной из щелей установить измеряющую аппаратуру. Коварная задумка была такова: если электрон пролетит через эту щель, то мы его засечём, а если нет – то мы никак ему не помешаем, но будем точно знать, что он пролетел через ДРУГУЮ щель. И сумеем хакнуть принцип неопределённости.

Электрон в ответ лишь глумливо похихикал. Люди оказались правы, но только наполовину: когда электрон пролетал через отслеживаемую щель, то картина интерференции пропадала, а электрон фиксировался. А вот вторая половина случаев снова снесла всем крышу.

Дело в том, что даже когда электрон пролетал через ДРУГУЮ щель, а не ту, которая отслеживалась, то картина интерференции всё равно пропадала. Выглядело так, словно некий невидимый брат-близнец электрона, который должен был пролетать через вторую щель, когда сам электрон пролетал через первую, успевал ему сообщить: «Братан, шухер! За нами следят! Не вздумай выдавать картину интерференции, а не то СПАЛИМСЯ !!!»

 Тут даже не работало объяснение, что «наблюдатель и измеритель вносит искажения в то, что он наблюдает и измеряет». Потому что если электрон летел через другую щель, то очевидно, что воздействию он не подвергался.

Но этот поганец-электрон всё равно каким-то чудом узнавал, что за ним «следят», и отказывался давать интерференцию.

 От такого троллинга физики натурально обалдели. Они, конечно, знали, что ПО ЗАКОНАМ ПРИРОДЫ не могут узнать то, чего узнать нельзя, но совсем не думали, что мироздание ТАК НАГЛО будет плевать на логику человека и его представления о том, как может или не может быть.

Не пережив поражения, физики затеяли матч-реванш. Они решили, что если электрону дать провернуть его «фокус» с одновременным прохождением через обе щели, то он никуда уже не денется – даст картинку интерференции, признак того, что пролетел именно через две щели ОДНОВРЕМЕННО, а потом уже можно будет ловить его «с поличным».

По привычной нам логике, можно считать, что в первый раз не удалось поймать взяточника В МОМЕНТ получения взятки, поэтому решили сделать иначе: сначала дать ему взятку получить, а уже потом схватить его С ДЕНЬГАМИ НА РУКАХ. Нормальная логика.

 Измерительную аппаратуру поставили не ПЕРЕД одной из щелей, а ЗА нею. То есть электрону давали СНАЧАЛА пролететь одновременно через обе щели, а потом его «ловить на горячем» – там уж он не отвертится.

Ха. Ха. Ха. Природа изобразила самый злобный trollface, и выкинула такой фокус, от которого у физиков мозги просто закипели.

 Сначала всё шло хорошо: электрон как обычно пролетал через обе щели одновременно и сам с собой интерферировал. Как он это делает – этого уже даже не пытались понять. Хотели просто ФОРМАЛЬНО подловить зловредный электрон на том, что он РЕАЛЬНО всё это проделывает. Но не тут-то было.

Электрон снова повёл себя так же. Вот только означало это уже совсем другое. Что он, пролетев ОДНОВРЕМЕННО через обе щели, обнаруживал за ними оборудование. А обнаружив, строил машину времени и улетал назад в прошлое, а там уже снова проходил, но только через одну из щелей.

 Учёные сдались.

Да, электрон ОДИН. Совершенно один, без ансамбля. Но проходит ОДНОВРЕМЕННО через две разные точки пространства так, словно его ДВА. А после этого ещё и сам с собой взаимодействует так, словно его два экземпляра. А вот подловить себя на этом фокусе он не позволяет.

 Не даёт человеку узнать то, что человек НЕ МОЖЕТ узнать – просто по фундаментальным законам мироздания не может. Дело снова не в аппаратуре и не в методах.

Злое мироздание

Подводя итог, можно уже всерьёз опасаться, что в ходе дальнейших исследований мы на некоторых объектах будем встречать таблички с надписями вроде:

«Исследовать запрещено. Бог»

Впрочем, не так уж важно, кто или что именно будет запрещать.

Важно, что открываемые запреты уже становятся неотъемлемой частью открытий. Мы, так сказать, «открываем закрытия».

 И это весьма неожиданный результат развития науки.

Гёдель показал, что помимо истинных доказуемых есть истинные недоказуемые утверждения и что класс этих недоказуемых истинных утверждений бесконечен. Мы не только никогда не будем знать о мире все, но мы даже не будем знать какую часть истины мы познали, а сколько нам осталось неведомо, поскольку от нас сокрыта бесконечность истинных утверждений и этот барьер принципиально непробиваем, вне зависимости от степени нашего развития и усилий, бросаемых на познание мира.

Источник: ehorussia.com