добавить комментарий

Илья Шуманов: Доля коррупционных потерь в общем объеме нарушений в бюджетной сфере не так велика

Счетная палата оценивает объем воровства из федерального бюджета в пределах двух-трех миллиардов рублей в год, а общий объем нарушений в этой сфере за 2019 год составил 804 млрд рублей, заявил глава ведомства Алексей Кудрин. «За 2019 год мы выявили нарушений примерно на 804 миллиарда рублей. Но примерно треть из них — нарушения бухгалтерского учета. Их исправляют по ходу проверок. Еще треть — это нарушения процедур закупок, которые не являются уголовными преступлениями», — сказал Кудрин. В ноябре 2019 года в МВД заявили, что ущерб по оконченным уголовным делам о коррупции за восемь месяцев составил около 102 млрд рублей, из них было возмещено 27 млрд.

Заместитель генерального директора российского отделения Transparency International Илья Шуманов рассказал The Insider, что из названной Кудриным суммы на потери от «чистой коррупции» приходится около 10 процентов. 

Я думаю, что в данном случае, когда мы говорим о 0,8 трлн рублей, которые назвал Кудрин, то, наверное, эта цифра очень громко звучит, но реальных коррупционных нарушений, в результате которых бюджет прямо потерял деньги, гораздо меньше, «в лучшем случае» это десятая часть от общей суммы.

В тех нарушениях, о которых говорит Кудрин, действительно есть совершенно разные слои, которые могут друг на друга  накладываться. В процедурах закупок может происходить коррупция, а могут быть и технические нарушения, которые касаются, например, непубликации сведений об исполнении государственного контракта, и, разумеется, ответственность за это административная, но не уголовная.

Если говорить о полномочиях Счетной палаты, то они достаточно ограничены.  В лучшем  случае они совместно с правоохранительными органами могут получить какой-то результат, но в реальности значительное количество материалов, отправляемых Счетной палатой в правоохранительные органы, остается без движения. Проверки по ним формально проводятся, но результатов никаких не приносят.

Более того, Счетная палата — не всесильный орган, хоть и является ключевым надзорным регулятором по освоению бюджетных средств. Дело в том, что госкорпорации проверяются Счетной палатой исключительно в контексте использования бюджетных денежных средств, а не текущей хозяйственной деятельности и получения прибыли.

При этом, повторю, полномочия Счетной палаты в борьбе с нарушениями достаточно ограничены, особенно в том, что касается госзакупок. Есть очень сложная система регулирования, потому что дочерние подведомственные учреждения госкорпораций могут принимать решения о закупке у единственного поставщика исходя из своего собственного усмотрения. У нас более 50 разных оснований для заключения контракта с индивидуальным поставщиком без проведения открытой конкурсной процедуры, любой заказчик может подобрать  нужный механизм для вывода бюджетных средств, для заключения контракта с нужным игроком. Их перечень все время ширится.

И, разумеется, посягательства Кудрина на всю эту систему не очень понравятся госкомпаниям, не очень понравятся органам административной власти, может привести к конфликту, поэтому он очень аккуратно к этому подходит.

Поэтому доклад Кудрина остается в риторическом сегменте, когда он говорит о дерегулировании, о снижении роли государства, о каком-то инновационном подходе. Но я могу сказать, что Кудрин привлек в  центр принятия управленческих решений новых людей, которые являются символом прозрачности, повышения подотчетности и демократического подхода. Может быть, ничего там на самом деле и не происходит, но альтернативных Кудрину проводников прозрачности на текущий момент в государстве я не вижу, все остальные используют риторику «отнять, наказать, провести обыск». Это инструмент кнута, в нашей стране мы видим, что он работает очень избирательно, а где-то вообще не работает по объективным причинам.

Основным в выступлении Кудрина  был посыл о расширении  полномочий Счетной палаты. Если говорить об этих полномочиях, то, разумеется, они не будут связаны с работой с уголовными делами, их Счетной палате не дадут, а вот в части профилактики коррупционных нарушений, выявления конфликтов интересов, повышения прозрачности органов власти, возможно, центром такой работы и могла бы стать Счетная палата.

Источник: The Insider