добавить комментарий

Все идет по клану. В Киргизии новые волнения: журналисты и гражданское общество объявили войну клану Матраимовых

Фото Александры Мельниковой, «Фергана»

Два года назад в Кыргызстане президент уступил место преемнику. Это должно было стать киргизским вариантом рокировки Путина и Медведева, но что-то пошло не так. Ушедший президент оказался за решеткой, а вместе с ним и многие его влиятельные соратники. А пока разборки между новым и старым президентом поутихли, в центре внимания оказался влиятельный клан Матраимовых, связанный с обоими лидерами и глубоко укоренившийся во власти. Расследование его криминальной и коррупционной деятельности обернулось убийствами, нападениями на журналистов и массовыми акциями протеста.

Свободные до безумия

В момент распада СССР Кыргызстан, в отличие от всех остальных стран региона, бодро ступил на путь демократии. Еще в 1990 году в стране появился сильный парламент, который формально являлся Верховным Советом Киргизской ССР 12-го созыва. За четыре года своей деятельности эта структура, ныне называемая «легендарным парламентом», утвердила принципы плюрализма, свободы слова, открытой и активной политической борьбы… Граждане ночами следили за телетрансляциями заседаний и жадно впитывали новые жизненные принципы. С тех пор свобода и смелость политических решений являются одной из основных тенденций жизни страны.

В 2005 году с поста был свергнут первый президент Кыргызстана Аскар Акаев. Ныне он проживает в России и ведет скромную преподавательскую деятельность. В 2010 году аналогичным образом окончилось правление второго президента, Курманбека Бакиева. Он получил политическое убежище в Белоруссии. В Киргизии Бакиев заочно приговорен к 24 годам колонии.

Следующий президент Алмазбек Атамбаев славился пророссийской политикой (при нем из Киргизии была выведена американская военная база и состоялось вступление в Евроазиатский экономический союз). В 2017 году на очередных выборах победил ставленник Атамбаева Сооронбай Жээнбеков, а сам экс-президент после отставки возглавил правящую Социал-Демократическую партию Киргизии (СДПК).

Однако операция «преемник» провалилась. Буквально сразу после выборов отношения между Атамбаевым и Жээнбековым начали портиться. Следующие два года прошли под знаком усиливающегося противостояния бывшего и действующего президентов. СДПК утратила статус партии власти, распавшись на сторонников Атамбаева (при том что сам он формально оставил пост председателя), его противников и парламентскую фракцию, которая не подчиняется вообще никому. Сторонники Атамбаева один за другим лишились высоких постов, а некоторые из них оказались в СИЗО по коррупционным обвинениям. Вскоре начал обсуждаться вопрос лишения неприкосновенности и самого экс-президента, и в июне 2019 года Жээнбеков решился на этот шаг. Атамбаев некоторое время провел «в осаде» в своей резиденции в селе Кой-Таш, а затем через российскую авиабазу Кант вылетел в Москву. Там он встретился с президентом РФ Владимиром Путиным, который, однако, вежливо дал понять, что не собирается вмешиваться в конфликт киргизских президентов.

Два года прошли под знаком усиливающегося противостояния бывшего и действующего президентов

В отличие от своих предшественников, Атамбаев решился вернуться в Кыргызстан, и тогда 7 августа на штурм его резиденции пошел спецназ.

Впоследствии специальная комиссия пришла к выводу, что экс-президент рассчитывал использовать попытку задержания как повод для новой революции. Однако беспорядки ограничились территорией резиденции, а волнения в Бишкеке улеглись, толком не начавшись. 9 августа Атамбаев оказался в СИЗО и получил статус обвиняемого как по нескольким коррупционным делам, так и по делу об организации беспорядков в Кой-Таше.

Осенью первое из дел Атамбаева, касающееся незаконного освобождения из колонии вора в законе Азиза Батукаева в 2013 году, дошло до суда. Но процесс не может стартовать до сих пор. Атамбаев сначала принципиально отказывался ездить из СИЗО в суд, а когда процесс перенесли в изолятор — стал самовольно уходить из кабинета, где проводятся заседания. Журналисты ждут каждого заседания исключительно с целью узнать — каким образом оно сорвется на этот раз.

Клан

Одним из самых резонансных сюжетов в противостоянии между Жээнбековым и Атамбаевым является дело клана Матраимовых, влиятельной в стране семьи, которая, впрочем, напрямую не пыталась участвовать в борьбе за официальную власть. Искендер Матраимов является депутатом Жогорку кенеша (парламента), другие члены семьи занимают довольно солидные посты в разных структурах, но не более того. Тем не менее, сторонники обоих президентов обвиняют друг друга в сомнительных связях с Матраимовыми, поскольку за ними тянется впечатляющий криминальный шлейф.

Первый крупный медиаскандал начался незадолго до инаугурации Жээнбекова в ноябре 2017 года, когда один из братьев Матраимовых, Райымбек (известный также под прозвищем Райым-миллион) был уволен с поста замглавы Государственной таможенной службы.

Райымбек Матраимов смог через суд признать увольнение незаконным, но на свой пост он так и не вернулся

Затем весной 2019 года радио «Азаттык» (киргизский филиал «Свободы») опубликовало расследование деятельности Матраимовых, согласно которому за 2011—2017 годы семейство незаконно вывело из страны около $700 миллионов — для Кыргызстана очень крупная сумма. Якобы средства проходили через гражданина Китая уйгурского происхождения Айеркена Саймаити.

Впрочем, власти ограничились тем, что провели проверку и констатировали, что деньги через Саймаити и правда выводились, но к Матраимовым это якобы не имело никакого отношения. Внимание привычной к обилию компромата общественности переключилось на арест Атамбаева. Но 10 ноября 2019 года Айеркен Саймаити был застрелен в центре Стамбула, и скандал вспыхнул с новой силой.

Жизнь и смерть нелегального банкира

Для турецких СМИ это была просто громкая криминальная новость, но в Кыргызстане убийство Саймаити произвело эффект разорвавшейся бомбы — особенно, когда «Азаттык» предъявили доказательства, что именно этот человек изначально был источником информации для их весеннего расследования. Кроме того, после убийства «Азаттык» в соавторстве с изданием Kloop и международной организацией OCCRP опубликовали еще несколько частей расследования, из которых вырисовывается очень интересная схема подковерной жизни Кыргызстана.

Айеркен Саймаити

По словам Саймаити, он приехал в республику из Китая, когда ему было 17 лет. У юноши быстро проявился талант различными незаконными способами переводить деньги на историческую родину. Вскоре глава влиятельного уйгурского клана Хабибула Абдукадыр предложил Саймаити работать на него. Как утверждал нелегальный банкир, клан Абдукадыра занимался контрабандой товаров из Китая в Центральную Азию и Россию. А покровительствовал им якобы никто иной, как служивший на таможне Райымбек Матраимов. Эту информацию подтвердили и иные источники — например, водители-дальнобойщики. Саймаити заявлял, что помогал Матраимовым выводить за рубеж деньги, полученные как за покровительство контрабандистам, так и, возможно, иного происхождения.

В 2017 году Саймаити поссорился с Абдукадыром, после чего на него было возбуждено дело о хищении средств у другого гражданина Китая. Банкир бежал из Кыргызстана и обосновался в Турции, где продолжил заниматься привычным делом вплоть до встречи с журналистами. Рассказал Саймаити и подробности о своей деятельности. По его словам, на него работали курьеры, возившие деньги наличными. Возможно, не случайно незадолго до смерти Саймаити в Кыргызстане убили и ограбили двух этнических уйгуров, перевозивших крупные суммы денег. Как утверждается в журналистских расследованиях, это были те самые курьеры. Впрочем, киргизская милиция связь между тремя убийствами отрицает. В Кыргызстане по делам об убийствах обоих уйгуров уже задержаны подозреваемые, и следователи считают их простыми грабителями.

У прессы возникло множество вопросов — например, почему Хабибула Абдукадыр присутствовал на инаугурации Жээнбекова в 2017 году. И почему директор одной из компаний Абдукадыра одновременно занимал пост главы фирмы, принадлежащей Субихи Пархати, которого в других журналистских расследованиях называли деловым партнером Атамбаева? Пресс-служба действующего президента объявила, что гостей на инаугурацию приглашала администрация Атамбаева. Сторонники экс-президента ответили, что Жээнбеков якобы сам рекомендовал главу уйгурского клана как давнего и близкого друга. В общем, похоже, дело не только и не столько в Матраимовых.

Киргизские номера и сирийский след

После убийства выяснилось — Саймаити передвигался по Стамбулу на автомобиле с киргизскими дипломатическими номерами. В прошлом эта машина принадлежала консулу Кыргызстана в Стамбуле Эркину Сопокову — бывшему водителю Атамбаева. Через два дня Сопокова уволили. В МИД уточнили, что его уличили все же не в личных связях с Саймаити, а в небрежной продаже машины без замены номеров. Тем не менее, после возвращения в Кыргызстан Сопоков все-таки был задержан. Почему — точно неизвестно до сих пор.

Кроме того, оказалось, что у Саймаити имелся поддельный киргизский паспорт. Это в принципе не слишком удивительно — словосочетание «киргизский паспорт» давно используется правоохранителями разных стран как метафора для обозначения фальшивых документов. Однако власти Кыргызстана все же подчеркнули, что дело о подделке паспорта Саймаити было возбуждено еще в 2018 году. А в декабре 2019 года его закрыли в связи с истечением срока давности.

Наконец, кыргызстанцами назвали себя двое из четверых подозреваемых в убийстве Саймаити, которые были задержаны турецкой полицией довольно быстро. Еще один задержанный сказал, что является гражданином Узбекистана, но родился в Сирии. Четвертый назвался сирийцем. Только вот ни у кого из фигурантов дела не нашлось ни киргизских, ни каких-либо иных паспортов. Поэтому полиция Турции считает вопрос их гражданства и иных личных данных до конца не решенным.

Подозреваемые изложили версию убийства, не имеющую никакого отношения к Кыргызстану. По их словам, они состояли с Саймаити в одной религиозной организации в Сирии. Он то ли нарушил правила этой организации, то ли не вернул некий долг, в связи с чем и было принято решение о его ликвидации. Если предположить, что в словах задержанных есть доля правды, то можно констатировать, что кипучая деятельность уйгурского нелегального банкира была каким-то образом связана еще и с подозрительными исламскими движениями. С одной стороны, в своих откровенных беседах с журналистами Саймаити ни словом не обмолвился ни о чем подобном. А с другой стороны — если он предпочел скрыть эту часть своей биографии, его вполне можно понять.

«RE:Акция»

Власти Кыргызстана стараются выказать максимальную заинтересованность в происходящем. Проводятся расследования и проверки, поддерживается связь с турецкой полицией. Киргизская верхушка, конечно же, оказалась в сложном положении. Если исходить из того, что стало известно, напрашивается вывод о более чем прочных связях киргизских чиновников и дипломатов с международной мафией.

Кроме того, Матраимовы — мягко говоря, не единственная «крепкая семья» в Кыргызстане. Невозможно выделить одного коррупционера, всегда оказывается, что у него есть братья, дяди, племянники, сватья, земляки, и все они тоже занимают какие-то посты, и тоже наверняка задействованы в каких-то схемах… В том числе — в тех же самых, к которым причастны если не сами люди, которые обязаны вести расследования и выносить приговоры, то, по крайней мере, их родственники.

В Кыргызстане, не в пример другим постсоветским странам, очень сильны гражданское общество и СМИ. И это общество не готово ждать, когда власть имущие разберутся — как реагировать на ситуацию, кого карать, а кого миловать. В Бишкеке прошли уже два митинга под названием «RE:Акция», участники которых требуют немедленно принять меры в связи с журналистскими расследованиями деятельности Матраимовых. Насколько известно, эти митинги не организовывала никакая конкретная политическая сила, участники скооперировались в соцсетях. Известный юрист Нурбек Токтакунов подал в прокуратуру заявление с требованием расследовать деятельность Матраимовых, а не дождавшись адекватной, по его мнению, реакции, — потребовал отставки генпрокурора.

Киргизские чиновники и силовики по опыту знают, что попытки давления на народ ничем хорошим не оканчиваются. Нынешнее поколение кыргызстанцев имеет опыт двух революций и знает, как выходить на улицы и что там делать, если действующая власть начинает надоедать. В августе никто не бросился свергать Жээнбекова и защищать Атамбаева — но лишь потому, что у Атамбаева к настоящему времени практически не осталось поклонников.

В Кыргызстане, не в пример другим постсоветским странам, очень сильны гражданское общество и СМИ

Тем не менее, робкие попытки оказать давление на активистов все же были предприняты. В отношении администратора Facebook-сообщества «Беспредел.Kg» Афтандила Жоробекова возбудили уголовное дело о разжигании розни. Родственники Жоробекова считают, что поводом для этого стала публикация призывов прийти на митинги «RE:Акция». В декабре кто-то избил водителя юриста Нурбека Токтакунова. А в начале января был избит главный редактор сайта Factchek.Kg Болот Темиров. Этот сайт в декабре опубликовал собственное отдельное расследование о Матраимовых: журналисты подсчитали стоимость часов и украшений, которые можно видеть на фотографиях жены Райымбека в соцсетях.

В декабре Матраимовы подали в суд на «Азаттык», его корреспондента Али Токтакунова, на Kloop и почему-то на издание 24.Kg (которое лишь перепечатывало материалы расследований, как и множество других киргизских и зарубежных СМИ). От ответчиков потребовали компенсации на общую сумму 60 миллионов сомов ($857 тыс.). По просьбе истцов суд заблокировал счета ответчиков, что могло бы привести к остановке деятельности изданий. Но начался такой скандал, что сами Матраимовы немедленно отозвали свое прошение, и арест со счетов сняли.

Первый нанятый Матраимовыми адвокат Татьяна Карыжинская 13 декабря крайне эмоционально выступила перед журналистами. Когда ее спросили, чем объясняется огромная сумма иска и как Матраимовы оценили моральный ущерб от публикаций, она ответила: «Мне вам что, слезы в баночке принести?». Эта реплика очень понравилась журналистам и широко разошлась по соцсетям. В тот же день было объявлено, что у Матраимовых сменились адвокаты. Наблюдатели сделали вывод, что истцы не оценили цветистую речь своей представительницы. Но на первом судебном заседании 19 декабря от имени семьи выступила все та же Карыжинская. Она заявила, что Матраимовы готовы отозвать иск, если журналисты опубликуют опровержение.

Продолжение процесса неожиданно было отложено более чем на месяц — второе заседание назначили на 20 января. Возможно, истцам и ответчикам дали время на обсуждение условий примирения. Никаких подробностей о том, как идут (и идут ли) переговоры и чего стоит ожидать 20 января, ни одна из сторон не разглашает. Это в принципе нормально: в Киргизии многие вещи решаются «под ковром»… Только вот, как показывают все описанные события, длительность и надежность хранения тайн в этой стране крайне невелики.

 

Татьяна Зверинцева

Источник: The Insider