добавить комментарий

Инновации с махинациями. Внедряя новые технологии в ФНС, Мишустин освоил рекордные средства через сомнительные схемы

Назначение Михаила Мишустина премьер-министром сопровождалось информационной кампанией, в ходе которой его хвалили за невероятно успешное повышение собираемости налогов и ставили ему в заслугу внедрение новых информационных систем. The Insider проанализировал результаты деятельности ФНС за годы руководства Мишустина и обнаружил, что рост налоговых поступлений, мягко говоря, не был столь впечатляющим, зато впечатление производят суммы, потраченные на информатизацию ведомства и прошедшие через сомнительную фирму-прокладку.

Сомнительные подряды

По сравнению с МВД, ФСИН и судебной системой ФНС — относительно небольшое ведомство (около 150 тысяч сотрудников) со скромным бюджетом: на момент прихода Мишустина — 97 мдрд рублей. При этом ведомство тратило колоссальные средства на разработку программного обеспечения — с 2011 по 2019 год ведомство потратило на эти нужды более 30 млрд рублей, причем на создание одной лишь системы «Налог-3» по госконтрактам с 2016 года было выплачено 12,4 млрд рублей (ФНС создает эту систему с 2016 года — и до сих пор она не заработала на полную мощность).

Главным подрядчиком ФНС выступает компания ОА «ГНИВЦ» («Главный научный инновационный внедренческий центр»).  До 2016 года его учредителем, согласно базе данных СПАРК, выступала ИФНС № 19 по Красноярскому краю, сейчас центр передан в ведение ФНС России. Возглавляет предприятие Александр Антонов, который был председателем комитета по управлению имуществом администрации города Химки. За 9 лет «ГНИВЦ» получил от ФНС контракты на сумму в 24 млрд рублей, многие из которых вызывают вопросы. Например, в 2019 году фирма получила полумиллиардный (5 15 млн рублей) подряд на создание налоговой системы в Узбекистане — контракт заключался в рамках «безвозмездной технической помощи» братской республике и предусматривал анализ и разработку концепции как бизнес-администрирования, так и фирменного стиля налоговых органов Узбекистана. Почему вдруг российские налоговики стали безвозмездно оказывать помощь Узбекистану и почему «разработка концепции» потребовала аж полмиллиарда рублей — неясно.

9,2 млрд рублей «ГНИВЦ» получил на разработку все той же системы «Налог-3». Как минимум часть этих контрактов на сумму в 2,6 млрд рублей была передана на субподряд. Контракты заключались в рамках ФЗ 223, который позволяет скрывать победителей аукциона, причем почти во всех случаях закупка проводилась у единственного поставщика. Таким образом, «ГНИВЦ» сам определял, кто будет разработчиком системы, а конкурс не проводился. Самые крупные заказы как на субподряды от «ГНИВЦ», так и прямые контракты от ФНС получила скандально известная структура «IBS Group» бизнесмена Анатолия Карачинкого: контракты были заключены с входящими в холдинг компаниями «ИБС Экспертиза» и «ИБС Консалтинг». В общей сложности за системно-техническое обслуживание оборудования и программного обеспечения АИС ФНС России этим фирмам было выплачено 13,7 млрд рублей, из них на создание системы «Налог-3» — 1,1 млрд рублей. IBS Group регулярно выступает подрядчиком по госконтрактам и в 2018 году оказалась в центре скандала вокруг закупок ФСИН, было возбуждено уголовное дело по статье о мошенничестве. Тогда следователи заподозрили сговор между ведомством и фирмой «ИБС Экспертиза» при получении контракта на 50 млн рублей на поставку оборудования для подключения интернета в колониях.

Эффективно, но дорого

У экспертов к эффективности выстроенной ФНС системе вопросов нет, она хорошо интегрирована с разными государственными ведомствами и действительно сильно упрощает администрирование.

«ФНС построила систему принципиально нового класса, которая позволяет обрабатывать данные в масштабе страны и делает прозрачными экономические процессы — собирает все налоговые отчисления как мозаику», — рассказал The Insider управляющий директор компании Росплатформа Владимир Рубанов. Его компания также участвовала в разработке программного обеспечения для центров обработки данных налоговой службы. «Та же система «Госуслуги» как минимум на два порядка проще. Система ФНС сделала централизованной работу со всеми гражданами страны — по сути это и реестр граждан. Например, даже маленькие загсы в регионах теперь имеют свой клиентский доступ к центральным дата-центрам», — говорит Рубанов.

Но стоило ли это 30 млрд рублей? Для сравнения система ГАС «Правосудие», объединившая все суды общей юрисдикции с созданием их сайтов и подключением к внутренним закрытым контурам, по данным портала РБК, на момент 2015 года обошлась бюджету в 21 млрд рублей, и тогда ее критиковали за дороговизну: эксперты сравнивали ее с картотекой арбитражных судов (КАД «Арбитр»), которая стоила на порядок дешевле — общие затраты на ее создание не превысили и 100 млн рублей, хотя она является более прогрессивной за счет автоматизации процессов (благодаря ей на электронный документооборот арбитражные суды перешли еще в 2010 году).

Опрошенные The Insider эксперты затруднились оценить адекватность масштаба выделенных ФНС средств, сходясь лишь на том, что 30 млрд для разработки и внедрения информационных систем — беспрецедентно большая сумма, не сопоставимая с другими ведомствами.

 

Скромные результаты

Госканалы рисуют для Мишустина имидж сверхэффективного и прогрессивного менеджера, добившегося небывалых успехов в росте налоговых сборов. Но каков же этот рост на самом деле?

Мишустин возглавил ведомство в 2010 году — и уже в 2011 году началось внедрение новых технологий. В рублях рост налоговых поступлений выглядит эффектно, в среднем более чем по триллиону в год, — в период с 2012 по 2029 год поступления удвоились (с 11 до 22 трлн). Но это в рублях. В долларовом эквиваленте в России сегодня собирается меньше налогов, чем в 2012 году:

 

 

Сам Мишустин в своих докладах отчитывается о своей работе дипломатично: «Рост налоговых поступлений опережает темпы увеличения ВВП». Учитывая то, что с 2014 года ВВП практически не растет, это, конечно, задача выполнимая. Но даже если считать рост налоговых сборов в рублях, то с учетом инфляции за 10 лет налоговые поступления выросли с 2011 года примерно на 30%. Однако не надо забывать, что и налоговые ставки за это время выросли, поэтому далеко не весь этот рост связан с повышением собираемости налогов и выходом рынка из теневого сектора.

При участии Алисы Землянской

Источник: The Insider