добавить комментарий

ЕС выделит €500 млрд на восстановление экономики еврозоны — что это значит для будущего евроинтеграции

Франция и Германия выступили с совместной инициативой создания фонда восстановления на €500 млрд, который будет предоставлять гранты государствам-членам ЕС и регионам, наиболее пострадавшим от коронавирусного кризиса. The Insider спросил у экспертов, как создание фонда повлияет на внутреннюю сплоченность Евросоюза и довольны ли такими планами развитые страны еврозоны.

Павел Тимофеев, старший научный сотрудник ИМЭМО РАН

СМИ сразу же окрестили этот шаг «мини-революцией». Дело в том, что Германия, ранее воспринимавшая в штыки любые проекты, основанные на идее взаимного распределения долгов ЕС, согласилась на создание общего долгового фонда, в котором возврат средств будет осуществляться на паритетной основе. Предложено, что Еврокомиссия будет занимать средства на финансовых рынках от имени ЕС, тем самым процент благодаря авторитету Брюсселя будет невысоким. Данная сумма будет распределяться по странам, регионам и отраслям, наиболее пострадавшим от кризиса – по сути, в виде дотаций, а не займов, как подчеркивают в Париже и в Берлине. Попробуем разобраться в том, что стоит за этим решением.

Данная мера, призванная подержать восстановление экономики в ЕС, является временной и точечной: ее объем и срок действия строго ограничены. Озвучивая план, лидеры Франции и Германии вписали его в круг более широкого «пакета» мер, включающего превращение медицины в стратегический приоритет развития ЕС, усиление экологической и цифровой составляющих экономики ЕС, развитие его Общего бюджета и единого рынка. Франция может занести в свой актив то, что бюджет ЕС получит дополнительное финансовое вливание, на чем настаивал не только Макрон, но и его предшественник Олланд. Германия, со своей стороны, надо полагать, довольна тем, что данный объем средств станет дополнением к бюджету ЕС, а выделением и возвратом займов будет заниматься Еврокомиссия во главе с Урсулой фон дер Ляйен, ранее – министром обороны ФРГ. Берлину не придется брать на себя долги южных стран ЕС – от Испании до Греции, против чего выступала Меркель еще в ходе долгового кризиса 2008 года.

Главный вопрос – почему Германия изменила свою позицию? Однозначного ответа на этот вопрос пока не видно. Возможно, дело в том, что 1 июля 2020 года к Германии переходит полугодовое председательство в ЕС, которое может стать кульминацией политической карьеры Меркель, и подъем европейской экономики после пандемии коронавируса стал бы лучшим фоном для закрепления лидерства Германии в ЕС. С другой стороны, не исключено и то, что Германия, осознавая глубину кризиса (со слов главы ЕЦБ Кристин Лагард, падение ВВП в еврозоне во втором триместре года может составить до 15%), поняла, что Евросоюзу нужна не только экономическая, но и политическая солидарность, чтобы сохранить перед лицом текущих испытаний внутреннюю сплоченность – ключевое понятие в последней редакции Европейской стратегии безопасности 2016 года.

Указанный план также дополняет программу помощи, решение о создании которой уже приняли министры финансов еврозоны – также в объеме €500 млрд. То есть, в целом речь идет о солидной сумме в €1000 млрд – что примерно в 7 раз больше годового бюджета ЕС. Правда, необходимо, чтобы это план был принят всеми 27 странами ЕС. И если Италия и Испания уже отреагировали на него с энтузиазмом, то экономически более успешная Австрия дала понять, что готова помогать соседям лишь займами, но не дотациями. Судя по всему, обсуждение этой меры 18-19 июня на саммите Евросоюза будет нелегким.

С политической точки зрения план примечателен тем, что речь в нем идет о дальнейшем шаге в сторону укрепления наднационального авторитета органов ЕС. Официально помощь оказывают не одни страны – другим, а Еврокомиссия – странам, регионам и отраслям экономики ЕС (втор числе, кстати, и Германии). Не случайно еврооптимисты и евроскептики отметили, что это решение может стать новым шагом на пути превращения ЕС в федерацию и обретения европейской идентичности. Успешность реализации данного плана покажет, способны ли страны-члены ЕС подтвердить свое единство и выйти сплоченными из испытаний пандемией. Париж и Берлин во всяком случае готовы возглавить этот пелотон.

Анатолий Бажан, заместитель директора центра “Банки и кредитная политика” Института Европы РАН

До сих очень слабая помощь оказана тем же Италии и Испании. Видимо, до руководства ЕС дошло, что отсутствие финансовой поддержки наиболее пострадавшим странам может стать последней каплей, потому что в Евросоюзе груз проблем и так довольно велик. И эти проблемы порождают дезинтеграционные тенденции. Сейчас на фоне коронавирус и кризиса недовольных прибавилось. Некоторые страны жалуются на то, что «Германия и Франция почти не помогают». Весьма тяжелая ситуация. Создали достаточно большой фонд для того, чтобы оказывать помощь, но прошлые проблемы никуда не делись.

Сам по себе коронавирус не может явиться такой причиной дезинтеграции в Евросоюзе. Но груз определенных проблем уже накоплен. Все же понимают, что эта финансовая помощь не навсегда, это временная мера. Хотя медики запугивают людей, но я думаю, что коронавирус не будет играть серьезную роль в долгосрочной перспективе. В конечном счете коронавирус будет побежден.

В целом вряд ли эта финансовая помощь станет поводом для остановки дезинтеграции. Великобритания выходит из Евросоюза, во Франции большой дефицит в торговле с другими странами Евросоюза. Шансы того, что и Франция покинет Евросоюз, довольно высокие. Недовольных много, и связано это с тем, что эти страны являются донорами для тех, кто недостаточно развит в рамках Евросоюза. Расширяются сепаратистские тенденции и недовольство среди населения высокоразвитых стран.

Источник: The Insider