добавить комментарий

Возможно, что мир сейчас стоит на пороге глобального «энергетического перехода»

С начала сентября нефть сильно подешевела: если в первые числа месяца баррель марки Brent стоил около 46 долларов, то в этот вторник — уже меньше 40 долларов. Прогнозы о спросе на нефть ухудшились, предпосылок к росту цен на нефтепродукты не наблюдается. Эксперты не верят, что ОПЕК+ сумеет справиться с падением спроса на нефть.

За первые пятнадцать дней сентября нефть марки Brent подешевела более чем на 12%. Вслед за нефтью ослаб и рубль: курс доллара вырос с 73,6 рубля по данным на 1 сентября до 75 рублей к середине дня 15 сентября.

Причины нестабильности на рынке нефти понятны: пандемия коронавируса не закончена, число заболеваний в разных странах, включая Россию, растет, а инвесторы опасаются новых карантинных мер.

В марте и апреле этого года пандемия и карантин уже привели к резкому падению спроса на нефть и цен на топливо. Тогда ситуацию исправила новая сделка по сокращению добычи нефти в рамках ОПЕК+ — о ней договорились крупнейшие нефтепроизводители, включая Саудовскую Аравию и Россию. Но не прошло и полгода, как цены на нефть снова пошли вниз.

16 сентября должно пройти заседание технического комитета ОПЕК+, а на следующий день запланировано заседание министерского мониторингового комитета.

На этих встречах представители нефтедобывающих стран должны обсудить сложившуюся ситуацию на рынке и дать сигналы о том, что будет дальше.

В понедельник ОПЕК опубликовала прогноз по спросу на нефть, согласно которому в этом году он сократится на 9,5 млн баррелей в сутки. В 2021 году мировой спрос на нефть, по прогнозу, вырастет на 6,6 млн баррелей в сутки — это не покроет сокращение добычи в 2020 году.

Британская нефтяная компания BP тем временем предупреждает, что спрос на нефть, снизившийся во время пандемии коронавируса, может не восстановиться в ближайшие 30 лет.

Что будет делать ОПЕК+?

Согласно апрельским договоренностями ОПЕК+, с мая по конец июля страны должны были сокращать добычу нефти на 9,7 млн баррелей в сутки. Квота каждой страны была сокращена на 23% от базового уровня.

С августа ограничения смягчились: теперь до конца текущего года под сокращение попадает только 7,7 млн баррелей в сутки.

Аналитики разошлись во мнении о том, какой стратегии можно ждать от стран ОПЕК+ в дальнейшем на фоне продолжающегося ослабления цен на нефть.

Единственное, что сейчас могут сделать страны ОПЕК и нефтяные компании для поддержания спроса, — это сохранять цены на углеводороды в определенном «коридоре», считает аналитик Уралсиба Алексей Кокин.

Цены должны быть не слишком низкими, чтобы страны-экспортеры могли сводить бюджеты, но при этом и не слишком высокими, чтобы не росли инвестиции в альтернативное топливо, объясняет он.

Старший директор агентства Fitch Дмитрий Маринченко полагает, что у ОПЕК может быть две разные стратегии: «Открыть краны, чтобы успеть продать то, что еще можно продать (тогда цены обвалятся), или аккуратно управлять предложением, чтобы поддержать цены».

Как сообщают источники агентства Рейтер, на этой неделе страны ОПЕК+, вероятно, не станут усиливать сокращение добычи нефти, несмотря на снижение цен на сырье.

«Я надеюсь, что это (падение цен на нефть) кратковременное явление. Рынок, возможно, слишком остро реагировал в последние несколько дней», — сказал агентству один из делегатов ОПЕК+.

Временный кризис или долгосрочный тренд?

Однако многие экономисты все же сомневаются в том, что цены на нефть могут восстановиться, а также в том, что участники ОПЕК+ вообще способны повлиять на рынок в долгосрочной перспективе.

Спрос на нефть будет продолжать падать в течение ближайших 30 лет, говорится в недавнем исследовании британской нефтяной компании BP.

В компании объясняют снижение спроса на нефть развитием альтернативных источников энергии, например, общественный транспорт постепенно электрифицируется и становится все более эффективным.

«Возобновляемая энергетика, в первую очередь ветряные и солнечные батареи, будут самыми быстроразвивающимися источниками энергии в ближайшие 30 лет, учитывая быстрое развитие и инвестирование в эти сферы», — прогнозируют эксперты BP.

По мнению Дмитрия Маринченко, очень вероятно, что мир сейчас стоит на пороге глобального «энергетического перехода», поскольку все больше стран, компаний и потребителей осознают, что рост потребления углеводородов не является устойчивым с точки зрения экологии. При этом предсказать динамику потребления нефти очень сложно, говорит он.

«Более-менее понятны тренды, но скорость изменений и масштабы сильно будут зависеть от доступных технологий (например, от емкости аккумуляторных батарей и их стоимости) и регулирования — запретов на продажу автомобилей с двигателем внутреннего сгорания, которые планируются в нескольких европейских странах к середине 2030-х годов; углеводородного налога», — рассуждает Маринченко.

Алексей Кокин отмечает, что сейчас главный вопрос сводится не к тому, когда стоит ждать восстановления спроса на нефть, а к тому, насколько круто будет выглядеть кривая его снижения и где будет находиться тот уровень, ниже которого спрос уже не упадет.

«То есть вопрос в том, проживет ли нефть еще 30 лет или спрос просто стабилизируется на каком-то относительно низком уровне, но все-таки стабилизируется. Или же нам стоит ждать полного отказа от жидких углеводородов, что пока кажется маловероятным», — размышляет экономист.

В качестве примера Кокин приводит потребление угля, об отказе от которого говорили еще в 1920-х годах, однако он до сих пор используется в энергетике, пусть и в гораздо меньших объемах, чем в прошлом веке.

В то же время некоторые экономисты и нефтяники уверены, что падение спроса на нефть — это лишь временное явление, и после вызванного пандемией кризиса ситуация должна улучшиться.

Так, по мнению инвестиционного стратега УК «Арикапитал» Сергея Суверова, несмотря на неуклонный рост количества электромобилей в мировом автопарке, спрос на нефть все же продолжит расти по мере увеличения населения мира. Особенно это касается бедных стран, где использование электромобилей может быть ограничено из соображений экономии и низких экологических стандартов, говорит он.

«Кроме того, нефть используется в производстве нефтехимической продукции, спрос на которую будет расти опережающими темпами по сравнению с мировым ВВП — в том числе благодаря появлению новых материалов», — пояснил Суверов.

Источник: ehorussia.com