добавить комментарий

Хабаровск. После прошлой субботы и разгона митингующих, противостояние стало другое, накал повысился

17 октября, спустя неделю после разгона предыдущей субботней акции, участники хабаровского протеста вышли в центр города с цветами. В городской администрации объявили, что на площади собралось около 500 человек – традиционно откровенно занизив реальное количество участников шествия и митинга. Сегодня людей пришло больше, чем неделю назад: колонна растянулась на половину центральной улицы – по оценкам очевидцев, собралось около 2,5 тысяч человек.

Несмотря на жесткий разгон митингующих в прошлую субботу, к сегодняшнему протесту присоединились и те, кто пострадал от действий ОМОНа.

– Я плохо себя чувствую, врачи не хотят или не могут мне помочь, уж не знаю, – рассказала Галина Приданникова, которая от удара сотрудника спецподразделения потеряла сознание и упала на асфальт на прошлом митинге. – Мне нужна была операция во второй больнице, здесь же, на площади. Но сейчас ее снова закрыли из-за коронавируса. А состояние плохое, скажем так – после падения что-то оторвалось и попало в дыхательные пути. Но сегодня я не могла не прийти. Я хочу показать, что нас не сломить, мы ходили, будем ходить, пока не вернут нашего губернатора. А разгоны, похищение журналиста – это нормальные методы наших сотрудников спецслужб, они, к сожалению, по-другому не умеют.

Галина имеет в виду историю, приключившуюся с журналистом Сергеем Плотниковым, которого в ночь на 16 октября неизвестные похитили и вывезли в лес. Сергей освещает протесты на ютьюб-канале RusNews. Он также пришел сегодня на акцию протеста. Сергей уверен, что похитили его силовики, но говорит, что его это не остановит.

– В тот день я шел с работы домой, как раз уехал с площади. Зашел в магазин, купил продукты. Начал заходить в арку, у меня длинный дом, и в стороне увидел автобус и машину. Авто уехало, но автобус начал медленно двигаться в мою сторону, дверь начала приоткрываться – я ускорился. Как раз в это время я разговаривал с нашей аппаратной, а из автобуса выбежали двое, схватили меня, начали затаскивать в автобус. Я стал кричать, что меня берут, чтобы в аппаратной услышали, – рассказывает Сергей Плотников. – Все люди были без формы, в зеленых масках. Но по их выражениям, поведению было понятно – это не полиция, а сотрудники спецслужб. В автобусе меня уложили на пол, начали избивать, затем надели мне наручники. Я все время кричал, но старался замолчать иногда, чтобы в аппаратной, которая все еще была на связи, услышали голоса похитителей. Поднять голову я не мог, чтобы посмотреть, куда меня везут. Но везли меня достаточно долго. Скоро мой телефон забрали, поставили на режим полета.

После этого, продолжает журналист, его вывезли в лес. Где это было – он не знает. И единственное, что интересовало похитителей, – работа Сергея на митингах.

– Вопросы были только про протесты. Пока били только и спрашивали – за кого вы прете, что вас власть не устраивает? Пытались узнать, кто организатор митингов, пытались завербовать меня, чтобы я сливал им информацию, которой я, по сути, не владею в целом, я журналист. Потом выстрелили мне под ноги – порох остался на штанах и кроссовках, сейчас этим занимаются эксперты. Я также подал заявление о похищении, по этому факту уже возбуждено уголовное дело, – уточняет Сергей. – После этого они поняли, что смысла нет со мной разговаривать, довезли до матвеевского кладбища, и все. Мне кажется, будут еще подобные случаи, но меня завели еще больше, а сотрудничать с такими людьми я не буду.

До этого случая за ним тоже была слежка – правда, тогда он замечал только сотрудников полиции. Сейчас, признает Сергей, он стал более осторожным.

Между тем протестующие вышли колонной на традиционное шествие. «Путин вор», «Мы здесь власть», «Я/Мы Сергей Фургал», «Дегтярев – пошел вон», – скандировали в колонне. Их поддерживали не только водители проезжавших мимо машин, но и жители ближайших домов, выглядывающие из окон. Предупреждения сотрудников полиции, которые призывали прекратить несанкционированное мероприятие и покинуть проезжую часть, митингующие проигнорировали.

– Вообще, главное, что все продолжается, Путин не ушел еще, конечно, но протест живет, – рассуждает Виталий Блажевич. – Силовой разгон, честно говоря, давно уже ждали, все знали, что рано или поздно это случится. Но после прошлой субботы противостояние стало другое, накал повысился. Раньше хабаровчане с такой злостью не кричали. Если было «Дегтярев, уходи», то теперь – только грубое «пошел вон». Если сначала было «спасибо полиции», то теперь их только фашистами и называют. Противостояние вышло на более серьезный уровень.

Отметился нынешний митинг еще двумя акциями. Несколько женщин предлагали всем желающим надеть майки и рваные белые футболки, измазанные красной краской, символизирующей кровь пострадавших в прошлую субботу.

– Десятого числа нас избивали, бабушек, дедушек. Вот, при мне 80-летнюю бабушку тот самый Христинин, омоновец, ударил дважды. Все это видно было на видео, – рассказывает протестующая, которая пожелала остаться анонимной. – Нашей акцией мы хотим показать, что была пролита кровь. И мы этого не забудем. Еще раз на силовой разгон, конечно, решатся, если будет приказ из Москвы. Но Хабаровск подготовлен: если будет серьезнее, то это уже гражданская война. А пошло это все от президента нашего, которого мы не выбирали. Но на наш протест никакой ОМОН не повлияет. Люди нападать вот только не будут, а начнут защищать свою жизнь и свободу.

Большинство протестующих также считают, что приказ на силовой разгон акции в прошлую субботу ОМОН получил из Москвы.

– Путин или его «команда» – точно от них приказ был, – считает Валентин Квашенников. – Они позвонили Дегтяреву, и все. Задолбало их все – они же на нас как на клоунов смотрят. Общаться не хотят, к народу не идут. А мы че, быдло какое-то, что ли, голоса у нас нет, права выбора? Мы вас выбирали, так и придите, пообщайтесь. Почему отдали приказ избивать простой народ без всякого оружия? Они нам плюнули в лицо, а сами прячутся за дверьми. Но за что нас бить?

Вчера стало известно, что 15 человек подали иски к президенту России Владимиру Путину в Верховный суд страны. Они считают, что глава государства нарушил закон, подписав указ о досрочном прекращении полномочий арестованного экс-губернатора Хабаровского края Сергея Фургала.

Валентин Квашенников уверен, что иски к Путину ничего не принесут: в справедливость российского суда Валентин не верит – говорит, что убедился в этом на собственном опыте.

– Раньше скандировали – «честный суд в Хабаровске!». Но сейчас нет уже этого, потому что у нас не суды, а судилища. Показания свидетелей – от сотрудников полиции. А на митингующих когда дела заводят – даже и доказательств не надо. Раньше хоть фотографии собирали какие-то с митингов. А сейчас и так сойдет. Или денег заплатили судье, или что, я уже судить не берусь. Но это по беспределу все. Вот у меня последний суд – я просто гулял, ОМОН меня загреб, а с меня штраф 10 тысяч. А меня и на площади-то не было сначала, – рассказывает Валентин. – Путин обманул народ. Обещал же Конституцию не менять – а сделал. Если опустим голову, пока мычать будем рабами, то они и дальше будут к нам так относиться.

– Мы мечтаем, чтобы выпустили нашего губернатора, мы его достойны, – считает еще одна участница акции Людмила. – Я Фургала с 16 лет знаю, он с моей сестрой учился в Благовещенском институте. Не зря мы его выбрали. Но что он Путину мешал – рейтинг высокий сильно, что мы. Именно Путин и Дегтярев отдали приказ бить народ. А палатки – так, предлог, никакая не провокация (в прошлую субботу во время акции протестующие поставили на площади перед зданием краевого правительства три палатки).

После того как митингующие вернулись на площадь, один из них бросил перед крыльцом правительства портрет Путина. Сначала к нему положили цветы с черной лентой, затем стали топтать его, кто-то плевал, кто-то бросал мелочь как подаяние, кто-то, как на могиле, поставил рюмку и конфеты.

Еще одна группа протестующих решила собрать пожелания для Фургала и Путина. Для этого поставили два небольших ящичка с их портретами. На небольшом листке можно было написать все, что угодно. Главное – не перепутать ящики.

– А я все, что хочу, написать могу? Цензуры нет? – переспрашивали желающие. – Фургалу, конечно, здоровья пожелаю, чтобы он вернулся к нам. А этому… не могу сказать вам, там неприлично будет.

Многие на сегодняшнюю акцию принесли живые цветы. Но силовикам дарить их не стали, как иногда делают протестующие в Беларуси. После шествия их просто воткнули в газон.

– Мы с цветами ходили, показываем так, что у нас мирный протест, – объясняет участница акции Валерия. – Но я все надеюсь, что мы их на могилку отнесем кому-нибудь. Фемиду уже отпели, осталось только по честному руководству страны отпеть панихиду. Фемида долго болела и скончалась. А у власти скоротечное заболевание. Она глухая, слепая и с головой проблемы. Не слышит, не видит. Вот ее мы и похороним скоро.

Екатерина Васюкова

Источник: ehorussia.com