добавить комментарий

Туча, нависшая над Трампом

Заранее прочитать показания Коми — все равно что посмотреть блокбастер до официальной премьеры; публикацию его речи стоило был снабдить предупреждением: «Осторожно — спойлеры!»

Коми будет по большей части подтверждать все сообщения, которые ранее уже появлялись в прессе, о том, как проходили его частные встречи с президентом: разговоры о преданности, давление на ФБР с целью спустить на тормозах расследование в отношении Флинна, многочисленные просьбы о публичном подтверждении со стороны ФБР, что бюро не ведет расследования в отношении самого Трампа.

И хотя в своих показаниях Коми выставляет президента в не слишком выгодном свете, он все же не выдвигает в его адрес прямых обвинений в препятствовании правосудию.

Наверняка будет немало разговоров о том, что эти двое могли попросту по-разному интерпретировать значение фразы «честная преданность».

Кроме того, Коми рассматривал просьбу президента в отношении Финна только в смысле разговоров того с российским послом, а не в смысле расследования в целом.

Однако это может не иметь большого значения.

Большая часть заявлений бывшего директора ФБР напрямую противоречат версии Трампа, описывающей их встречи. Получается классическая ситуация «мое слово против твоего» — но у Джеймса Коми есть заметки, сделанные в ходе этих встреч и бесед с другими должностными лицами ФБР, что укрепляет его позицию.

Более того, если судить по последним опросам, американская общественность доверяет уволенному главе ФБР больше, чем президенту. И предстоящее выступление Коми — особенно если Трамп в ответ набросится на него в «Твиттере» — может еще больше повлиять на общественное мнение.

По словам Коми, во время того ужина в Зеленой комнате Белого дома Трамп спросил директора ФБР, хочет ли тот остаться на своем посту.

Ему это показалось странным: до того Трамп уже якобы дважды говорил Коми, что надеется, что тот не уйдет.

Бывший директор ФБР расскажет конгрессменам о том, что этот разговор встревожил его, поскольку он почувствовал попытку «создать некие покровительственные отношения».

«Несколько секунд спустя президент сказал: «Мне нужна преданность, я жду преданности», — утверждает Коми. — В ходе последовавшей за этим неловкой паузы я не пошевелился, не произнес ни слова и не изменил выражения лица. Мы просто молча смотрели друг на друга».

В ходе дачи показаниях бывший директор ФБР подробно расскажет и о своей следующей встрече с Трампом — на собрании в Белом доме 14 февраля, где присутствовали главы разведки.

Президент попросил Коми остаться после заседания в Овальном кабинете и сказал ему: «Я хочу поговорить о Майкле Флинне».

Трамп принял отставку Флинна с поста советника по национальной безопасности всего 24 дня спустя его назначения, когда выяснилось, что тот ввел в заблуждение Белый дом по поводу своих бесед с российским послом.

Коми утверждает, что Трамп сказал ему: «Я надеюсь, что вы ясно видите возможность оставить это [расследование], оставить Флинна в покое. Он хороший парень».

Бывший директор ФБР также утверждает, что не давал никаких гарантий по этому вопросу. Коми также расскажет сенаторам, что президент позвонил ему 30 марта и сказал, что расследование связей с России стало «тучей, которая мешает ему действовать от лица государства».

По словам экс-директора ФБР, Трамп «сказал, что не имеет никакого отношения к России, не был связан с проститутками в России «.

Коми скажет, что в ходе их разговоров 6 января, 27 января и 30 марта он заверил Трампа, что сам президент не находится под следствием.

Он также засвидетельствует, что Трамп сказал ему в ходе телефонного звонка 30 марта: «Нам нужно обнародовать этот факт», а затем вновь позвонил ему 11 апреля, чтобы надавить на него по этому вопросу. Это был их последний разговор.

Коми заявит, что он сказал президенту, что Белый дом должен связаться с Министерством юстиции.

Бывший директор ФБР отмечает, что с президентом Бараком Обамой он говорил только дважды в течение более чем трех лет, когда они одновременно занимали свои посты.

Однако за четыре месяца нахождения Трампа на посту Коми помнит девять бесед с ним один на один: три личных и шесть по телефону.

Источник: ehorussia.com