добавить комментарий

Активистка из Бреста судье: «Я вас не считаю судьей. Я перед бандитами не встаю»

В Беларуси, в городе Брест суд 9 июня вынес приговор активистке «Европейской Беларуси» Полине Шарендо-Панасюк. За оскорбление милиционеров, проводивших обыск после задержания ее мужа, оскорбление Лукашенко и других чиновников ее осудили на два года колонии общего режима. Она также должна выплатить 4500 белорусских рублей (около $1800 в эквиваленте) компенсации морального вреда троим милиционерам, сообщает телеканал Настоящее время. У Полины двое малолетних детей.

В суде, как и во время следствия, активистка отказалась давать показания. «Я буду давать показания только в Международном трибунале по преступлениям Лукашенко», – сказала она. Шарендо-Панасюк назвала дело в отношении ее политически мотивированным и заявила, что захвачена в плен и не считает судом то, что происходило в зале суда.

Подробно о деле Полины Шарендо-Панасюк рассказывает правозащитный центр «Весна».

Преследование

Активистку обвинили по трем статьям Уголовного кодекса Беларуси: «Оскорбление президента» (ст. 368), «Оскорбление представителя власти» (ст. 369) и «Насилие или угроза применения силы в отношении сотрудника органов внутренних дел» (ст. 364).

Согласно обвинению, 29 декабря Полина Шарендо-Панасюк опубликовала в телеграм-канале «Брест. Слухи и факты» видеоролик, в котором с матом называла двух милиционеров карателями и фашистами. Видео было снято во время задержания ее мужа. Третьего января, когда муж был в СИЗО, домой к Полине пришли сотрудники милиции, чтобы провести обыск. Она была дома с младшим сыном и отказалась открыть двери. Двери выбили, женщину задержали. В отделении милиции, куда ее привезли, активистка отказалась от объяснений, вместо подписи написала «Факт политических репрессий подтверждаю». С тех пор она находилась в изоляторе.

В феврале Шарендо-Панасюк отправили на психиатрическую экспертизу в минский Научно-практический центр психического здоровья. Она показала, что обвиняемая не имеет психических заболеваний и не требует лечения.

Через адвоката Полина смогла передать, что в изоляторе на нее оказывают психологическое и физическое воздействие. В марте через сокамерницу по изолятору Полина Шарендо-Панасюк смогла передать письмо, в котором рассказала о пытках. По ее словам, заключенных на протяжении 16 часов (с 6:00 до 22:00) заставляли находиться в сидячем положении, после чего даже у здоровых появлялись боли в спине, проблемы с желудком и давлением. Ей самой не передавали лекарства и витамины, трижды помещали в карцер.

Суд. «Захвачена в плен 3 января»

Процесс по делу Полины Шарендо-Панасюк начался седьмого июня в Бресте. Дело рассматривал судья Евгений Бреган.

Белорусская служба Радио Свобода приводит диалог между судьей и обвиняемой в начале заседания:

– Обвиняемая, встаньте, пожалуйста.

– Я перед бандитами не встаю.

– На судебном заседании вы должны давать показания стоя, это вам понятно? За нарушение порядка вы можете быть удалены из зала. Под стражей с какого числа находитесь?

– Захвачена в плен 3 января.

– Копию постановления прокурора о передаче уголовного дела для направления в суд получали?

– Знаете, я вашими бандитскими бумагами не особенно интересуюсь. Все эти бумаги будут переданы международному трибуналу после свержения «лукашизма».

– Вам понятны ваши права и обязанности?

– Я вас не считаю судьей.

– Поясняю вам, что вы можете заявить отвод судье.

– Вы не судья.

– Не доверяете рассматривать уголовное дело?

– В Беларуси возможно только одно уголовное дело – по факту захвата власти.

– Вы заявляете отвод? Встаньте!

– Я встаю только потому, что ко мне было применено насилие. Его применили в СИЗО, превращенном в личную тюрьму Лукашенко. Насилие применяется по отношению практически ко всем политзаключенным.

– Я вас спрашиваю о другом.

– Вы не суд. Можете называться сталинской тройкой, полевой жандармерией, но вы не легитимный суд. И больше меня не спрашивайте.

– Это значит, лично мне вы заявляете отвод? В связи с чем?

– Я заявляю отвод всей системе и вам как представителю системы.

После этого судья вышел в комнату для совещаний, после чего вернулся и признал отвод себе немотивированным.

Прокурор зачитал обвинение, после чего судья спросил у Полины Шарендо-Панасюк, понятно ли оно ей.

– Это политическое преследование. Я не могу быть виновной или невиновной.

– Значит, виновной вы себя не признаете, я правильно вас понял?

– А вы себя признаете виновным?

– Вопросы суду не задают.

– Вы участвуете в политических репрессиях.

– Вопрос снимается.

– Нет, вопрос не снимается, – громко говорит Полина. – Вопрос фальсификации выборов еще не закрыт. Он будет закрыт тогда, когда Лукашенко будет отстранен от власти и над всеми, кто участвует в этих дурных процессах, издевается над людьми, отдает преступные приказы, пройдут настоящие суды. Вот тогда этот вопрос будет закрыт. Этот судебный процесс имеет значение хотя бы потому, что нам известны все имена и фамилии этих людей, и потом никто не скажет, что они не участвовали, что они ни при чем.

Обращаясь к силовикам, сидевшим в первом ряду, активистка сказала: «Называйте ваши имена и звания, и вы все понесете ответственность. Вы сами еще не понимаете, во что вы вляпались. Это клеймо останется с вами на всю жизнь».

Выступая с последним словом, Полина Шарендо-Панасюк обратилась к судье Евгению Брегану: «Я знаю, вы просто говорящая голова. Стул, на котором вы сидите, и то честнее вас, господин Бреган. Те приговоры, которые здесь провозглашаются, основаны не на силе закона, а на силе беззакония. Все приговоры подписаны и распределены заранее. Поэтому в связи с полной нелегитимностью всех ваших так называемых структур все приговоры, в том числе мой, не имеют юридической силы, не являются законными: я их не признаю», – цитирует ее выступление правозащитный центр «Весна».

После оглашения приговора активистка подняла плакат со словам «Самозванец убывай».

Кто такая Полина Шарендо-Панасюк

Полина Шарендо-Панасюк и ее муж Андрей – известные в Брестской области активисты. Когда они познакомились, она возглавляла региональное отделение молодежного движения «Зубр», он участвовал в «Молодом фронте», рассказывает о них Белорусская служба Радио Свобода.

В 2017 году семья активно выступала против декрета о тунеядстве, за что Андрея дважды задерживали (он отсидел 30 суток ареста). В 2019 году на парламентских выборах Полина стала кандидатом в депутаты от гражданской кампании «Европейская Беларусь», но после телеобращения, в котором она назвала Лукашенко диктатором, ее сняли с выборов.

В 2020 году с начала избирательной кампании в Беларуси Андрей провел более 70 суток под арестом. Андрей и сейчас находится под домашним арестом. Причиной его преследования стало его интервью, в котором якобы содержатся оскорбление Лукашенко и призывы к «действиям, направленным на причинение вреда национальной безопасности». Правозащитники признали его политзаключенным.

В семье двое детей – Славомир, 11 лет, и четырехлетний Стах. Заниматься их воспитанием помогают родители Полины и Андрея.

Источник: ehorussia.com