добавить комментарий

В Кремле не ждут ничего хорошего от российско-американского саммита, а потому опять очередная шумная кампания дедолларизации экономики

России очередная шумная кампания дедолларизации экономики. И это значит, что в Кремле не ждут ничего хорошего от назначенного на 16 июня российско-американского саммита. Министерство финансов активно готовится к очередному раунду санкций со стороны США. Правительство отказалось от американской валюты в Фонде национального благосостояния, заменив ее евро, юанем, британским фунтом и золотом. Об этом глава финансового ведомства Антон Силуанов объявил ещё на Международном форуме в Санкт-Петербурге.

Позже кабинет министров одобрил подготовленный тем же Минфином законопроект, который обязывает российские банки “не позднее одного рабочего дня” сообщать в Центробанк и Росфинмониторинг обо всех запросах государственных органов “недружественных” стран.

В мидовском списке “недружественных” стран всего две, США и Чехия. Причем последнюю заподозрить в том, что она будет злоупотреблять запросами в российские банки, сложно. Зато в США действует закон, согласно которому министерства финансов и юстиции вправе требовать у иностранных банков, открывших корреспондентские счета в американских банках, любую информацию о клиентах, как о компаниях, так и о физических лицах. В том числе информацию, которая относится к коммерческой, налоговой или банковской тайне или категории персональных данных. Все это является частью системы «антиотмывочного» законодательства и борьбы с уходом от налогов.

Отказать в предоставлении данных американским госорганам российские банки, конечно, могут. Но в этом случае они рискуют лишиться корреспондентского счёта в США и, соответственно, возможности совершать любые долларовые операции. Так что российские власти сочли за благо просто получать оперативную информацию о том, кем интересуются органы “недружественной” страны, а там уже решать – спасать тех, кто подвергается риску, или самим использовать потенциальный компромат.

Любопытно, что нынешняя кампания, направленная на отказ от доллара, не ставит своей целью переход на расчеты в национальных валютах. И призывов торговать за рубли с “заграницей” как-то особенно не слышно. Да и глупо было бы реанимировать 12-летней давности аргументы о несправедливости мировой финансовой системы. Если уж за дюжину лет никаких особых прорывов в борьбе с долларом и продвижении рубля в мировой экономике не обозначилось, то заводить старую шарманку бессмысленно. Так что теперь у нас новая цель – “евроизация”. На этой неделе директор департамента контроля за внешними ограничениями Минфина Дмитрий Тимофеев на слушаниях в Госдуме заявил: “Наша, может быть, первая цель – сделать Россию евроизированной страной, так чтобы доллар был замещен евро”.

Цель даже с политической точки зрения довольно странная, если учесть, что большинство санкций в отношении России (кроме разве что мер в отношении “Северного потока – 2”) международные и Европа в них активно участвует. Экономической целесообразности тоже не просматривается. Даже в торговле с ЕС полностью перейти на евро, скорее всего, не получится. Основные статьи российского экспорта – нефть, металлы, зерно – биржевые товары. А крупнейшие товарно-сырьевые биржи торгуют за доллары, и не только потому, что большинство из них расположены в США: просто удобно иметь одну валюту для определения цен на все что угодно. Если российских экспортеров вынудят перейти на евро, то рад никто не будет. Торгуют они по цене, которая привязана к рыночной – долларовой. Все затраты несут в рублях, в рублях же и отчитываются. И тут появляется ещё две переменные: курс евро к доллару для определения экспортной цены и курс евро к рублю для бухгалтерии.

С использованием евро в качестве основной валюты для формирования резервов (от государственных до семейных) тоже все обстоит далеко не так однозначно. США сегодня один из лидеров по темпам посткризисного восстановления. По оценке Всемирного банка, американская экономика вырастет в этом году на 6,8%. Это третий после Китая и Индии результат. В Европе же восстановление тормозится неравномерными темпами вакцинации и, как следствие, сохраняющимися в большинстве стран ограничениями. Будущее посткризисной европейской экономики выглядит далеко не безоблачно. Достаточно вспомнить, как через пару лет после кризиса 2008 года Европу накрыл долговой кризис, который чуть не привел к распаду валютного союза. Напомню, что речь шла об изгнании Греции (а за ней, возможно, и других стран юга Европы) из зоны евро. А в качестве альтернативы и вовсе обсуждался возврат Германии к немецкой марке.

Сейчас все те проблемы и противоречия никуда не делись. Более того, их острота и глубина существенно выросли. Разгон глобальной инфляции, который сопровождает посткризисное восстановление, делает всё более актуальным вопрос сворачивания стимулов – сокращения программ выкупа государственных облигаций и повышения ставок. Проблема бюджетных дефицитов и роста стоимости обслуживания госдолга встанет перед всеми развитыми странами, не исключая и США. Вот только выработать единую сбалансированную политику Америке будет куда как проще, в Европе же слишком много “слабых звеньев”, каждое из которых способно спровоцировать коллапс европейской финансовой системы.

Так что ставка на “евроизацию” пока выглядит не слишком убедительно. Есть, конечно, надежда, что одними разговорами все и закончится. Главное, что заставляет беспокоиться, – обещание российского Минфина не вводить никаких запретов на оборот долларов. Цена обещаниям этого ведомства хорошо известна: всякий раз, когда министр Силуанов обещает больше не повышать налоги, дело заканчивается именно их повышением.

Максим Блант

Источник: ehorussia.com