добавить комментарий

Инфляция мечты: как обставить воздушный замок шикарной воздушной мебелью

Исторические и ретроспективные процессы стали законным продолжением кампаний по осуждению исторических личностей и явлений. В связи с этим ткань единого юридического пространства цивилизованного мира начала интенсивный распад, конца и края которому не видна. Характеристическая черта этого процесса — выдвижение финансовых требований без четкого обоснования и юрисдикции. Это кажется смешным, если на минуту забыть о том, что такие дутые требования становятся преградой для получения реальных и обоснованных платежей.

Примеров много. Литва, Латвия и Эстония хотят что-то от СССР за оккупацию. СССР нет, но все равно хотят. Польша мечтает еще раз получить репарации от Германии, потому что старые кончились. А чтобы не было упреков в антиевропейской политике — и от СССР тоже. А раз нет СССР, то от РФ. Тоже за оккупацию.

Украина прославилась довольно абсурдными исками к «Газпрому», обвиняемому в монополизме на рынке, в котором он не является хозяйствующим субъектом права. Но новая затея интересней — попытка посчитать ущерб за Крым. Вот как она выглядит.

Россия нанесла Украине 1 триллион 80 миллиардов 352 миллиона гривен убытков вследствие оккупации Крыма.

Об этом на пресс-конференции во вторник сказал прокурор АР Крым (виртуально существующий, недавно назначен Порошенко) Гюндуз Мамедов.

«В 2014 году по просьбе Министерства юстиции гильдия оценщиков оценила убытки вследствие оккупации в сумме более 1 трлн гривен», — отметил он.

Так, тут очень нестандартная цифра выходит. Один триллион — это десять в двенадцатой степени? Тогда выходит, что требование состоит во взыскании (в неизвестной юрисдикции) 1,080,352,000,000 гривен или 43,214,080,000 — сорока трех миллиардов долларов.

Но ведь можно посмотреть на это дело иначе. Крым в бюджете Украины был дотируемым регионом. А значит — Россия избавила Украину от расходов по его содержанию.

Ретроспективные требования не основаны на едином законодательном поле и прокурор-то мог бы это понять. Поэтому на одинаковый провал обречены миллиардные мечты. Проблема их не только в полной бессмысленности, но и в том, что от них можно «защищаться» такими же бессмысленными мечтами о том, чтобы Украина и Польша оплатили вложения в их инфраструктуру в советское время. Прокурору Гюндузу кажется, что он получил хороший «пиар» и теперь все знают, что он — патриот. Но на самом деле все, что он делает — это делает невозможным реальное юридическое оформление статуса Крыма как необоснованно отторгнутой территории, в украинской трактовке.