добавить комментарий

Каталонская зависимость России

Симпатиков отделения Каталонии от мадридского двора, как и Венето от остальной Италии в России слишком много. Подобный подход в россиянах воспитали не столько Киселевы с путиноидами, сколько вечная зависть к далеким и успешным. После развала СССР у целых поколений остался комплекс а-ля «порадуемся чужому горю».

Этот праздник общей беды отлично заметен на примере отношения наших граждан к ситуации на Украине или радостных возгласов по поводу ураганов в Техасе и Флориде. Самое ущербное в данном случае то, что все мы празднуем странный день — 12 июня, который молодые и не очень люди считают датой начала независимой жизни российского государства.

В РФ «Днём независимости» часто неофициально называют главный государственный праздник — 12 июня, отмечаемый с 1992 года в годовщину принятия Декларации о государственном суверенитете РСФСР. Этот праздник носит сомнительное, но притягательное для многих название День России.

Для размышления:

В Каталонии объявлено о проведении референдума по вопросу отделения от Испании. Регион хочет стать страной. Испания категорически против и объявила, что не собирается признавать результаты референдума.

А как к этому отнесется ЕС? Если у наднационального руководства Евросоюза есть хотя бы немножечко мозгов, они должны будут отделение Каталонии поддержать. И вот почему: чем сильнее будут раздроблены нынешние национальные государства в составе ЕС, тем крепче будет позиция центральных органов союза, тем легче будет преодолевать взбрыки отдельных стран, считающих себя исключительными (Польша, например).

История одиннадцатилетней давности…

В Бельгии разразился скандал.
Крупная телестанция передала репортаж о том, что Бельгия разделилась на франкоязычную Валлонию и голландоязычную Фландрию.
Потом выступил хозяин телестанции и заявил, что это розыгрыш — сделанный для того, чтобы привлечь внимание к проблеме сепаратизма.

Большинство видевших передачу поверили и даже не удивились.

О чем это говорит?

О том, о чем я года три назад уже где-то писал: в современной Европе, которая все более и более управляется наднациональными органами Европейского Союза, все менее и менее имеют смысл границы и структуры традиционных национальных государств.

Эти национальные государства сложились исторически в позднем средневековье и Новом Времени. Контуры их сформировались вовсе не в соответствии с историческими территориями, объединявшими людей одного языка и одной культуры — а в соответствии с историческими владениями отдельных династий. Иногда (после разгрома наполеоновской империи и после Первой Мировой войны) границы проводились вообще произвольно, в соответствии с амбициями политических лидеров того времени.

Сегодня, когда наднациональные органы ЕС становятся более важными, чем национальные правительства, локальные элиты получают новый стимул к развитию. Если ранее локальные элиты оставались в подчиненном положении по отношению к элитам общегосударственным, то теперь смысл этого подчинения исчезает тем быстрее, чем более наднациональные органы начинают преобладать над национальными.

Кончится это естественным перераспределением власти и исчезновением традиционных государств в пределах ЕС: зачем они нужны в новых условиях, совершенно непонятно. Зато локальные или региональные органы местного самоуправления будут приобретать все большее значение.

В результате привычные нам границы (и так достаточно условные после Шенгена) сильно поменяются. На карте новой Европы — лет за 10-15 — появятся Фландрия и Валлония, Баскония и Каталония, Гасконь и Эльзас, Бавария и Ганновер…