добавить комментарий

По всей стране горят дома и машины оппозиционеров

В Ростове-на-Дону расследуется дело о поджоге дома активиста Сергея Шалыгина (на фото), окончательные выводы экспертиза сделает в октябре, но в умышленном уничтожении имущества следователи почти не сомневаются. Чем ближе выборы в Госдуму, тем больше усиливается давление на активистов, многим приходится скрываться или эмигрировать, опасаясь за свою жизнь. Ни по одному уголовному делу настоящие виновники – поджигатели и их заказчики – не были осуждены.

Поздно вечером, 29 августа в 21. 30 в Ростове-на-Дону на улице Полевой загорелся дом политического активиста Сергея Шалыгина. Территория небольшого садоводческого товарищества, где стоял дом, не считается элитной, здесь чиновники высокого уровня не живут. Чтобы добраться сюда, нужно свернуть с асфальтированной дороги на «аппендикс» – грунтовую дорогу, ездить по которой опасно: торчат камни, глубокие рытвины, по краям растет сорняк и деревья, за которыми еле видны одноэтажные домики.

Рядом с домом Шалыгина в густой траве валяются два красных огнетушителя. За зелеными воротами – пепелище. Остались целыми только белые железобетонные столбики под фундамент. Вокруг – выгоревшая трава и черные ветки яблонь.

Сгоревший дом – 100 квадратных метров – Сергей Шалыгин строил в течение года со своим сыном по канадской технологии.

– Дом был с большой верандой, – Шалыгин показал рукой на то место, где была веранда. – Единственная причина поджога, которую я вижу, – это политическая активность. Больше неоткуда ждать угроз. Я веду свой блог в Фейсбуке и могу только догадываться об общей тенденции – в августе власти приказали «поработать» с блогерами, которые имеют большое количество подписчиков. Я вижу, как власть рубит шашкой налево и направо, не думая. Я понимаю, что сегодня власть сильно боится, что может скоро что-то случится и от своего бессилия она делает нелепые движения. У меня только такие мысли по поводу того, почему я попал под эту раздачу. Они должны были кого-то запугать, чтобы всем было неповадно. В моей жизни это не первый случай. У меня была газета в Сыктывкаре «Стефановский бульвар», которая освещала коррупцию в органах власти, поэтому у меня сожгли машину и помещение, где находилась редакция газеты.

На месте нынешнего пожарища работали следователи, они взяли пробы грунта. С помощью специальных приборов в лаборатории будет определено, содержатся ли в угле следы горючего или легковоспламеняющегося вещества. Пожарные предварительно установили, что это поджог – вначале загорелись стены снаружи.

Соседи Шалыгина до сих пор опасаются за свою жизнь и сохранность своего имущества. Они держат полными все ведра, которые у них только есть, чтобы в случае опасности не ждать, пока наберется вода, – напор здесь слабый. Соседка говорит, что этими ведрами они с мужем первыми пытались затушить огонь.

– Мы сидели вечером дома, кушали, вдруг раздался резкий непонятный хлопок. Мы растерялись. Что за фигня такая?! Выбежали, а дом уже полыхает. Он весь загорелся мгновенно. Мы побежали тушить пожар, другие соседи тоже пришли. Но огонь сразу полыхнул так, что мы ничем не могли помочь. Дочь моя успела сделать видео. Пожарные приехали, наверное, через полчаса. Они перепутали улицу, заехали не туда, мой муж несколько раз звонил, рассказывал, как правильно проехать. Понятно, что дом подожгли. Не мог он так сразу и быстро загореться. К нему не подведено электричество, газа тоже нет. Мы живем через дорогу, наискосок, и за одну минуту дом не мог мгновенно загореться со всех четырех сторон. Жалко, конечно, мужика. Он сам дом этот строил. Только после пожара мы узнали, что он – кандидат в депутаты. Люди разное говорят. На выборы я планировала пойти, но голосовать не знаю за кого. Честно, меня ни выборы, ни депутаты не волнуют совсем. Амброзия (агрессивный инвазивный вид растительности, сорняк) у нас рядом растет – всем по барабану. Много у нас цветущей амброзии. Нас еще удивляет, что столько внимания к сгоревшему дому депутата, а если бы это случилось с простым человеком, никто бы внимания не обратил.

Активист Сергей Шалыгин сотрудничал с несколькими партиями и движениями: «Справедливая Россия», партия Платошкина, «Яблоко», штаб Навального в Ростове, штаб Ксении Собчак, искал общие точки соприкосновения для всех оппозиционных сил.

Окончательное заключение экспертизы о поджоге дома Сергея Шалыгина будет готово в октябре. Сейчас пожарные передали дело в прокуратуру Ростовской области, которая будет принимать решение о возбуждении уголовного дела.

Давление на активистов усиливается накануне выборов в Госдуму. Ночью 27 июня 2021 года во дворе дома в Дальнегорске Приморского края загорелась машина Nissan, принадлежащая главному редактору независимой местной телекомпании «Даль-ТВ» Даниилу Куликову. Он входит в состав общественных наблюдателей, занимался организацией штаба партии «Новые люди» в своем городе.

– На записи камеры видеонаблюдения видна фигура человека в капюшоне. Он остановился около моей машины, что-то бросил, потом зажег спичку и тоже швырнул в машину. Она вспыхнула. Человек спокойно сделал два шага в сторону, а потом побежал, – рассказал правозащитник Даниил Куликов. – Меня в это время дома не было, я находился на даче, а дома осталась супруга с ребенком. Машину удалось очень быстро потушить – пожарная часть находится в трех минутах езды. Но восстановлению она не подлежит – полностью выгорел весь моторный отсек.

Куликов входит в состав общественных наблюдателей, которые контролируют выполнение подрядными организациями работ по нацпроектам. О результатах проверок ремонтных работ во дворах, улицах и скверах снимаются сюжеты, которые появляются на независимом телеканале и в Инстаграме. Подписчиков у Куликова – около 13,5 тысяч.

– В моих высказываниях и постах нет ничего радикального, просто правда. Мы поднимаем острые социальные проблемы и не являемся «карманным» телеканалом. Например, в разделе «Благоустройство» я рассказываю, как подрядчик экономит на материалах, не соблюдает технику укладки бордюрного камня, – рассказал Даниил Куликов. – Я понимаю недовольство подрядчика, который привык так делать, но мне хотелось, чтобы в моем городе все было сделано качественно и долго служило людям. Как можно спокойно смотреть на то, что подрядчик укладывает асфальт в декабре, в непогоду, или асфальт приходит в негодность через несколько месяцев. К сожалению, администрация не всегда адекватно реагирует на замечания, хотя при любой проверке контрольно-надзорного органа сразу же будут выявлены недочеты, и будет понятно, что несоблюдение проектно-сметной документации чревато неприятностями и для подрядчика и для заказчика. Когда наш глава администрации Александр Теребилов два года тому назад вступал в должность, его оппонент на выборах был убит за несколько дней до голосования, а у самого Теребилова есть судимость за подделку диплома об образовании. Но ему это не мешает рулить городом и быть секретарем местного отделения партии «Единая Россия». В газетах печатали статьи с заголовками – «Криминал рвется к власти в Приморье». Сейчас я ощутил на себе это в полной мере. Уже получено заключение пожарного эксперта о поджоге, теперь должны возбудить уголовное дело. Конечно, мама переживает за меня, и супруга тоже, но она знает, что я буду идти до конца, хотя понимаю, что давление может усилиться, особенно, накануне выборов 19 сентября.

В Приморском крае это не единственный случай поджога автомобиля. В ночь с 8 на 9 сентября в городе Лесозаводск подожгли автомобиль кандидата в депутаты регионального законодательного собрания от партии КПРФ Романа Леоновеца. Машина полностью сгорела, возбуждено уголовное дело. Незадолго до происшествия Роман Леоновец получал угрозы от неизвестных людей по телефону, требовали от него снять кандидатуру с выборов. «Не секрет, что подлость и способность идти по головам уже давно стали визитной карточкой тех, кто не хочет отрываться от кормушки, высасывая всё из простого народа. Видимо, словесные «уговоры», угрозы и клевета в адрес кандидата не помогли, и конкуренты перешли к более активным действиям», – сказано в заявлении местного отделения КПРФ.

В Москве 28 августа 2021 года частично была сожжена машина марки Mazda, принадлежащая Алене Поповой, кандидату в депутаты в Госдуму от партии «Яблоко» по 205-му Преображенскому округу города Москвы, где проживает почти полмиллиона избирателей.

– Машина стояла на охраняемой стоянке около ремонтных мастерских. Мне написал сотрудник ремонтного цеха, что моя машина сгорела. Когда я приехала, то охранника, который был свидетелем происшествия, уже не было, а начальник охраны ничего мне не сказал. Машина сильно пострадала – с правой стороны, там, где сидит водитель, сгорели все пластиковые накладки на окне, вокруг двери, на стекле. Кто потушил огонь, я тоже не знаю, мне ничего никто не говорил. Вместе с моей машиной на площадке стояло еще несколько автомобилей, все они были целыми.

У Поповой есть две версии случившегося – ее предвыборная борьбы и угрозы от «Мужского государства», которые она получила в личных сообщениях незадолго до происшествия. Попова – один из авторов законопроекта по защите женщин от домашнего насилия, отклоненного Советом Федерации, представившим свою версию законопроекта. Ее петиция с требованием принять закон на Change.org набрала почти миллион голосов.

– Поджог моей машины связан с защитой прав женщин. Во время интервью на ТРК «Дождь» я рассказала, что есть случаи доведения до самоубийства женщин, которых массово травили подписчики паблика «Мужское государство». Неизвестные писали мне личные сообщения с угрозами – порезать наши семьи, нас самих порезать, – говорит Алена Попова. – Вторую версию поджога я связываю со своей предвыборной борьбой. Я разговаривала с полицейским, который сказал, что на территории нашего округа против кандидатов действуют две криминальные группировки – так называемые «дипломаты» и «СМЕРШ» (это их условное название). «Дипломаты-провокаторы» давят на кандидатов с помощью убеждений. Более радикальная группировка – «СМЕРШ» – на протяжении нескольких лет занимается повреждением имущества кандидатов, применяют силовые методы воздействия. И полиция, зная об этом, ничего не предпринимает. Возмущает бездействие правоохранительных органов в отношении экстремистских группировок, которые действуют на территории нашего избирательного округа. Конечно, я об этом узнала впервые, и мы решили заняться расследованием этих фактов.

О поджоге машины Попова подала заявление в ГСУ города Москвы. Спустя неделю после подачи заявления, на допрос Попову не вызывали. Она считает, что расследование нарочно затягивается. Это обычная практика, когда речь идет о «политических» поджогах.

В каждом российском регионе найдутся примеры поджогов имущества активистов, неугодных властям, цель которых – заставить человека замолчать или уехать из страны.

Коктейлями «Молотова» в феврале 2020 года закидали двор Николая Маслова, фермера из станицы Дмитриевской Краснодарского края. Он принимал участие в «тракторном марше» в августе 2016 года, когда из Кубани в Москву к президенту Путину выехала колонна тракторов фермеров, которые были возмущены рейдерскими захватами их земель крупными агрохолдингами. Многие участники были арестованы, отпущены, но снова подверглись преследованиям, которые продолжаются до сих пор.

Во время пожара у Николая Маслова сгорели комбайн и КАМАЗ. Сейчас уголовное дело по факту поджога приостановлено, а сам фермер по-прежнему боится смерти от рук «судейской» мафии.

– На комбайне прогорела крыша. Видно, туда в первую очередь попала бутылка «Молотова». Состав смеси могу только предполагать: я почувствовал характерный запах, такой как от жидкости для розжига костров плюс, наверное, добавили какое-то масло для большей горючести. Экспертиза это подтвердила, – говорит фермер Николай Маслов.

На записи с камеры видеонаблюдения видно, как незадолго до поджога вблизи дома фермера остановилась неизвестная машина, из которой вышел человек и внимательно все осмотрел.

– Они осматривали местность, чтобы понять, где у меня стоит техника. Мой дом стоит на окраине. В эту же ночь у меня на дворе полыхнуло. В доме было восемь человек, я в это время купался. Слышу, кричат бабы не своим голосом. В окно глянул – огонь столбом. Сын бегает со шлангом. Повезло, что в летнем душе был шланг. Я выхватил у сына шланг, начал сбивать пламя. Хорошо, что огонь не затронул топливный бак с 600 литрами дизельного топлива. Знаю, кто заказчик поджога. Даже исполнителей мы нашли. Но прокуратура и следствие не приобщают вещественные доказательства к делу по статье «Умышленное уничтожение или повреждение имущества путем поджога». Следователи уже третий раз приостанавливают уголовное дело якобы из-за недостаточности улик. Заказчики поджога открытом текстом сказали мне, что нам ничего здесь не достанется. Мой свидетель – Сергей Малыхин – сегодня подвергается давлению со стороны власти: на него пишут жалобы в ФСБ, следком, подают на него заявления в суды. Мы просим вернуть нам нашу землю, мы сами себя и других накормим. Не дают. Отбирают самым грабительским способом, люди отсюда выезжают, остаются только пьяницы и пенсионеры. Власти боятся публичности, а так бы нас давно уже на свете не было. Нас информация защищает, а не закон. Мы много раз ездили к правозащитнику Льву Пономареву, который нас и защищает.

22 августа 2019 года сожгли дом в городе Калтан Кемеровской области у юриста и гражданского активиста Дмитрия Миропольцева.

– По следам было видно, что дом очень долго пытались поджечь. Сначала – стены. Они не загорались потому, что обработаны очень хорошим противопожарным составом. И только с угла смогли поджечь. Это все подтвердила экспертиза, – рассказал активист Дмитрий Миропольцев. – Пожарные ехали шесть часов. Соседи им звонили несколько раз с 2 часов ночи до 9 часов утра. Там был какой-то цирк. На вызов сначала поехал на своей личной машине начальник пожарной охраны, ничего не обнаружил и только к 9 часам утра, когда огонь уже полыхал на крыше, наконец, приехали пожарные и стали тушить. Чувство опасности у меня притупилось, но никуда не делось.

Во время пожара Дмитрия Миропольцева дома не было. Вместе с супругой они вылетели в Москву, чтобы в Верховном суде опротестовать отмену прямых выборов мэра в городах Кемерово и Новокузнецк. В Верховный суд активист ходил с забинтованным лицом. Незадолго до пожара на него было совершено нападение. Нападавший в маске и с надвинутым на лицо капюшоном несколько раз ударил в лицо активиста каким-то твердым, тупым предметом.

– Нападение было наглое. Рано утром, около моего дома, – говорит Дмитрий Миропольцев. – В этот день у нас в городе был с визитом американский консул и, благодаря широкому освещению в прессе и социальных сетях, власти забеспокоились и дали команду полиции, которая по горячим следам сразу же задержала нападавшего. У него изъяли два новых одноразовых телефона, травматический пистолет, бейсбольную биту. Его осудили на 250 часов общественных работ.

По факту поджога расследование уголовного дела ни к чему не привело, хотя экспертиза нашла следы горючей смеси. Активист подар жалобу на бездействие следователей, но ее отклонили.

Блогер Евгений Ширманов построил небольшой, 30 кв. м, дом из блоков в поселке Яблоновский Республики Адыгея на границе с Краснодарским краем. Место рядом с Тургеневским мостом он выбрал с тем расчетом, чтобы быстро перемещаться между двумя регионами и освещать их проблемы.

– Мне очень нравился наш поселок Яблоновский, это очень спокойное место, я только переехал туда жить, когда меня выследили и избили, – рассказывает Ширманов. – Забор я еще не успел поставить. На меня напали в ночь с 17 на 18 июня 2018 года. Я вышел на улицу и собирался ехать к друзьям. Сколько человек избивали меня, я не понял – было очень темно, их спугнул мой сосед.

Найти нападавших по горячим следам полиции не удалось, а через семь дней, 25 июня 2018 года, дом Ширманова подожгли неизвестные. Активиста в этот момент не было дома, он укрывался у друзей, посчитав, что его жизни угрожает опасность. О пожаре ему сообщил сосед.

– Рано утром мне позвонил мой сосед – он живет за пять домов от меня – и сказал, что мой дом под зеленой крышей горит. Когда я приехал, то увидел огромное количество людей, пожарные и полицейские машины. Полицейский сразу стал говорить, что это короткое замыкание (это не его дело, он не эксперт — ЭР), хотя экспертиза, проведенная впоследствии, показала, что дом был подожжен. Расследования по сути дела не было – никто никого не искал: хотя по телефонному биллингу не составляла труда узнать, кто находился около моего дома, но этого никто не стал делать, – говорит Ширманов.

По мнению Ширманова, избиение и поджог связаны с его защитой по делу Светланы Рубцовой, которая написала письмо Президенту РФ с просьбой разобраться, откуда у главы местного МЧС Сергея Симоненко баснословные доходы и огромное количество недвижимого имущества. В ответ Симоненко обвинил Рубцову в клевете и подал на нее в суд. На каждое судебное заседание приходил Евгений Ширманов. Он снимал видео и потом выкладывал на своем канале в YouTube, где у него более 330 тысяч подписчиков. Уголовное дело по факту поджога дома Евгения Ширманова было закрыто.

Поджоги стали обыденностью, апробированной тактикой борьбы с политическими активистами, которые пытаются разоблачать коррупцию во власти, считает политолог Александр Кынев:

– Я не вижу ничего нового, нечто подобное происходит все федеральные выборы, более того, в 2007 и 2011 годах было хуже. В 2011 у нас был огромный раздел посвященный фактам прямого давления.

Давление на оппозицию будет продолжаться, уверен политолог Владимир Гельман, профессор Европейского университета в Санкт-Петербурге. В 2019 году у него вышла книга о современной российской политике, которую Гельман охарактеризовал как «недостойное правление».

– Власть не исчерпала себя, ресурсов достаточно, будет давить и дальше. Это получается «точечная зачистка», когда по одному выбирают и наказывают поджогами. Заодно и сигнал всем другим потенциальным активистам, чтобы не рыпались, – говорит Гельман.

Полина Ефимова

Источник: ehorussia.com