добавить комментарий

Саратов: Беседа с инсайдером. «Олег Васильевич» и выводы Мишустина

— Привет. Что творится в области? Но прежде, чем начнешь отвечать, скажи, почему областная дума не работает? Нам кучу денег из федерального бюджета выделили, а в местную казну их заводить не торопятся.

— Тут все очень просто. Дума принимает документы, разработанные правительством, а там совсем беда. Потому и застой в документообороте. Или в законотворчестве. Это как кому нравится.

— А почему в правительстве беда? Вроде бы все хорошо. Премьер приезжал, хвалил.

— Премьер – политик вообще, воспитанный человек. И под камеры устраивать публичные порки не будет никогда. Но выводы для себя сделает.

— Тут я согласна. Потому что все то, что показывали Мишустину – это испанский стыд. Сначала инфекционная больница, которую строят не пойми как. Потом набережная, которая разрушается сразу после ремонта. Я не говорю уже про пляж. Далее у нас что было?

— Перед набережной случилось депо. Кировское.

— Ну да, где недавно народ бастовал, и с подвижным составом которого тоже беда. Потом этот стыдный технопарк с собачкой с АВИТО. Ну и апофеоз всего этого – Олег Васильевич Радаев.

— Это Мишустин оговорился. Бывает.

— Предположим. Но ты мне скажи, тотальное присутствие рядом с Мишустиным нашего великого земляка – это было в планах? Или…?

— Или. Но наш земляк, он гений. И теперь все его адепты как мантру повторяют одно и то же – раз земляк сопровождал премьера, значит, у него, земляка, все очень хорошо и перспективы блестящие.

— Я тоже такое слышала.

— Но знающие люди уверяют, что эксперты от Мишустина, которые готовили здесь встречу, тотальное присутствие нашего гения не планировали. А еще говорили, что судьбу нашего федерального политика будет решать один человек. И, есть подозрение, что решение это еще не принято.

— Вполне возможно. Ты сказала, что в правительстве беда – это почему?

— Не знаю. Но, говорят, Игорь Пивоваров на работе почти не появляется.

— А как же выборы?

— Говорят, его отстранили. Совсем. И от муниципальных тоже.

— Класс! А кто этим скорбным делом занимается?

— Будто бы социальный зампред Роман Грибов. Потому он нынче – фигура неприкосновенная. Хотя, врут злые люди, все социальные нацпроекты в регионе завалены. Впрочем, справедливости ради надо сказать, что нацпроекты провалены по всем направлениям. Но именно Романа Викторовича никто не трогает. Ибо он главный политменеджер.

— Я Ромой горжусь! А что Валерий Васильевич? Что-то он на встрече с Мишустиным был совсем невесел.

— Врут, что Валерий Васильевич пребывает в депрессии и исполнением своих обязанностей манкирует.

— Не удивила…

— Врут, что мечтает о дембеле. Но, говорят, его потенциальный преемник не прошел собеседование в АП.

— Ты о ком?

— О Бусаргине. Но, как рассказывают, тут же возникла новая кандидатура Александра Соловьева. Биография у него подходящая.

— При всем уважении – это совсем не выход. Тогда уж лучше правая рука великого вождя – чтобы ситуация в регионе была совсем очевидной.

— Кстати, о правой руке. Врут, что великий вождь не простил ему финансовой нечистоплотности. И избирательным комиссиям в Балаковском округе велено считать голоса по-честному.

— И что мы получим?

— А тут всплывает кандидатура балаковской правозащитницы, которую отчего-то называют проектом великого вождя.

— Ой, что- то сомневаюсь я…

— Что слышала, о том и говорю. Чтобы закончить тему правой руки. Врут, что он недавно обзавелся новым Крайслером.

— А это что за зверь?

— Машинка такая американская, ценой в пять лямов русских рублей.

— Неплохо. Выборы, однако, время великих возможностей.

— Вот именно. А что касается самих выборов, то тут все очень любопытно и забавно.

— В смысле?

— В прямом. Рассказывали, и это мелькало где-то в СМИ, что число урн на участках повсеместно увеличивают с 3 до 5, а это прецедент. Увеличивают же и число членов ТИК с 13 до 15.

— Зачем?

— Затем, чтобы люди голосовали не на участках, под камерами, а на дому – там свобода. А наблюдателей на все не хватит. Врут, что избирателей уже обзванивают. Дескать, сидите дома, мы к вам придем сами. Дальше – больше. Врут, что некоторые ТИКи-энтузиасты изготовили уже дубликаты книг, в которые заносятся данные избирателей. Дабы потом эти данные совпали с числом вброшенных бюллетеней. И бюллетени уже раздали – 70-75% от зарегистрированного числа избирателей.

— То есть явка у нас будет в 75%.

— Правильно мыслишь. Врут еще, что кое-где в списки избирателей включили людей из расселенных домов, что в одном из федеральных округов помимо партии власти ОИК очень благосклонно относятся к красной парламентской оппозиции.

— Слушай, но если это все выплывет в паблик – случится огромный скандал.

— А оно и выплывет. Уже бродит фантастическая мулька о том, что в Администрации президента создан специальный отдел по нарушениям на выборах и прямо в Саратовской области. Дабы добавить аргументов в копилку с негативом, который враги вождя намерены представить Человеку, принимающему решения.

— Ну, это утопия. Про отдел поверю, а чтобы конкретно по нам и про копилку – извини. Ну да ладно. До выборов осталось меньше недели. Вот в следующий понедельник и поговорим про нарушения. А сейчас лучше скажи, что это за обыски, выемки и прочий беспредел?

— Не знаю. Могу предположить, что противостояние с прокуратурой перешло на качественный уровень. Не исключаю, что наложились иные факторы в виде новых и старых «заклятых» друзей. Знаю только, что во всем этом шоу контора глубинного бурения участия не принимала.

— И это тоже любопытно.

— Все гораздо любопытнее с делом по Корнееву. В федеральных телегах заговорили о том, что это силовой вариант отставки мэра. Я тебе больше скажу, в администрации народ на полном серьезе считает, что в октябре у них будет новый начальник.

— Почему нет? Надо же будет на кого-то свалить будущие скандалы на выборах.

— Ой, там и без выборов фактуры предостаточно