добавить комментарий

Чубайс освоит ESG-инвестиции вместе с соратниками из «Роснано» и при поддержке госкомпаний

В России разучились создавать безопасные самолёты?

Согласовать нельзя разрушить

В начале лета в профильных телеграм-каналах пошли слухи, что Анатолий Чубайс может возглавить новую госкорпорацию с «зелёной» повесткой. Звучало даже возможное название этой структуры – «Роскарбо». К октябрю слухи приобрели реальные очертания. Правда, насколько можно судить, речь идёт не о компании с госучастием, а о частном инвестфонде для иностранцев, который, тем не менее, рассчитывает на всестороннюю поддержку властей в России.

Сюжет: Офшоры, Компромат

В распоряжение «Версии» попали страницы презентации «Всемирного безуглеродного фонда I» (Carbon-Free Fund I). В ней упомянуты фамилии Анатолия Чубайса и его бывших заместителей в «Роснано»: Олега Киселёва, Дмитрия Пимкина и Юрия Удальцова. Господин Удальцов, к слову, – давний соратник Чубайса. Сейчас он возглавляет наблюдательный совет ассоциации «Совет рынка», которая после реформы РАО ЕЭС взяла на себя функцию регулятора рынка электроэнергии. Именно она определяет правила работы на оптовом и розничном рынках и разрабатывает договоры о присоединении участников к торговой системе.

Партнёрство такого человека (равно как и его бывшего шефа) с частными инвестиционным фондом, нацелившимся на новую масштабную «реформу» в сфере энергетики, слишком похоже на конфликт интересов. Ситуация может выглядеть так, что управленцы, взявшие на себя публичное обязательство представлять интересы отечественных энергетических компаний, захотят принуждать их к не самым выгодным решениям в пользу «зелёной» экономики (а вернее решениям, выгодным их фонду).

Приведённое выше может быть одной из причин, по которой авторы попавших к нам слайдов, опасаются огласки планов Carbon-Free Fund I.

Как устроен CFF I, что он собирается предложить иностранным инвесторам и как намерен достичь своих целей?

Дело на миллиард

Несмотря на очевидно российское происхождение этой организации, нам не удалось найти в ЕГРЮЛ ни одной компании с таким же или похожем названием. Что, впрочем, неудивительно, если вспомнить разветвлённую сеть иностранных юрлиц, выстроенную в своё время вокруг госкорпорации «Роснано». Кто удивится, если фонд для инвестиций в российскую энергетику под руководством Анатолия Чубайса будет зарегистрирован где-нибудь на Кипре или Британских Виргинских островах?

В качестве «избранных» производственных партнёров Carbon-Free Fund I могут быть российские госкорпорации «Росатом» и «Русгидро», а также НЛМК Владимира Лисина. В числе финансовых партнёров фонда названы «Сбер», Европейский банк реконструкции и развития и целый ряд других крупных игроков. Но знают ли уважаемые иностранные фонды, например, американские венчурные Sequoia Capital Oak Investment Partners и DFJ Growth, а также Black Rock и SGRF, что их записали в историю очередного реформаторского торжества Анатолия Чубайса во благо росту частного капитала на озеленении экономики России?

Если участие «Сбера» в этой затее выглядит правдоподобным (см. наш материал «Зелено-богато. Почему Герман Греф заинтересовался экологией»), то интерес к ней крупных международных инвесторов нуждается в подтверждении. Как-никак, совместные планы на таком уровне принято скреплять официальными меморандумами, о подписании которых мы пока ничего не слышали. Да и западные санкции в отношении крупных российских компаний (те же «Росатом» и «Русгидро») вряд ли способствуют интересу американского капитала к отечественному рынку.

Комитет по туризму Москвы провел цифровое роуд-шоу, в котором приняли участие 25 столичных компаний и более 150 игроков туристического рынка Сингапура и Таиланда. Участники мероприятия высоко оценили возможность напрямую пообщаться с потенциальными зарубежными партнерами.

Источники «Версии» предполагают, что команда Чубайса может заниматься чем-то вроде «челночной дипломатии» между правительством России и потенциальными западными партнёрами в сфере «зелёной» энергетики. Планы у фонда масштабные, и все они так или иначе завязаны на принятую недавно в нашей стране «Энергетическую стратегию до 2035 года». Согласно стратегии, основная цель России – стать лидером в производстве и экспорте водорода.

Судя по всему, среди потенциальных проектов CFF I найдется:

  • строительство электролизеров водорода на ядерных объектах «Росатома» и «Русгидро»;
  • производство поездов и промышленных установок, работающих на аккумуляторных батареях;
  • инвестиции в грузовики и воздушные транспортные средства, работающие на аккумуляторных батареях;
  • развитие ветряных и солнечных парков в России.

И вот здесь мы подходим к самому интересному. Круг потенциальных покупателей водорода, а также «зелёных» поездов, грузовиков и самолётов никак не очерчен. Рынок подобного транспорта и технологий сейчас находится в зачаточном состоянии, хотя эксперты Bloomberg и предполагают, что в течение 30 лет он вырастет до 700 млрд долларов.

Желающих доминировать на этом ещё не существующем рынке немало. Одна лишь Германия к 2023 году намерена выделить на развитие водородной энергетики более 10 млрд евро. При этом 7 млрд евро планируется потратить на «запуск» рынка, то есть на стимулирование внутреннего спроса. Проще говоря, очевидно, что оплачивать весь этот «банкет» придётся государству. А партнёры чубайсовского Carbon-Free Fund I как будто на то и рассчитывают. Только не в Германии, а в России.

Да, похоже, что деятельность фонда не обойдется без «листинга на крупных фондовых биржах». Но в качестве целевого ориентира в течение двух лет после первого закрытия может фигурировать сумма в 1 млрд долларов (сравните с планами немцев). Сможет ли CFF I конкурировать на внешних рынках или он всё-таки намерен продавать «озеленение» энергетики российскому государству, которое будет платить, например, средствами из Фонда национального благосостояния?

Регулятор, он же выгодоприобретатель

Как мы уже рассказывали, следование «зелёной» повестке может принимать в России комичные формы – чего стоит запуск «Русалом» производства пивных банок с низким углеродным следом на фоне незавершённой модернизации дымящих алюминиевых заводов в регионах. Но в целом смешного в этой истории мало.

Глава крупнейшего банка страны Герман Греф создаёт ESG-альянс, призванный выработать новые стандарты для энергетики и металлургии. При этом он явно обращается к западному опыту. За рубежом уже более 10 лет действует некий аналог анонсированного главой «Сбера» ESG-альянса – PRI (Principles for Responsible Investment). Участники этого «клуба по интересам» владеют активами на более чем 100 трлн долларов и обязаны учитывать принципы ESG при принятии инвестиционных решений в отношении более чем 50% предприятий. И вот, господин Греф намерен построить такую же «добровольно-принудительную» систему на российской почве.

Причем глава Сбербанка может быть заинтересован и в создании системы «зелёного» аудита, и управлении биржей по торговле квотами, и участии в методологических разработках. Замысел выглядит так, что эти стандарты напрямую будут влиять на финансирование банком российских предприятий – регулятор и бенефициар в одном лице. Кто откажется в этом участвовать, тот автоматически окажется в потенциально невыгодных условиях. Насколько «рыночной» можно считать такую практику? Мы помним, как сын Германа Грефа работал в оценке, как «Сбер» принимал его отчёты, и что творилось вокруг «Павловскгранита».

Похоже, что нечто подобное происходит и с «Всемирным безуглеродным фондом I», также стремящимся собрать в одних руках и регулирование, и инвестиции. Анатолий Чубайс, как мы помним, занимает государственную должность специального представителя по связям с международными организациями по вопросам устойчивого развития. И он же, насколько можно понять, планирует возглавить частный инвестфонд, который собирается заработать на зелёной энергетике. Когда видишь всё это, трудно не вспомнить избитый тезис про «приватизацию прибыли и национализацию убытков».