добавить комментарий

Репортер: Мастер пера Репортер специально для Друида Репортер Решение российских властей об амнистии 158 тысяч мигрантов из Узбекистана и Таджикистана – одновременно и политическое, и экономическое

Репост из: Друид

Мастер пера @master_pera специально для Друида @wisedruidd

Решение российских властей об амнистии 158 тысяч мигрантов из Узбекистана и Таджикистана – одновременно и политическое, и экономическое. С одной стороны, оно означает, что без этих сотен тысяч граждан среднеазиатских государств, нарушивших российское законодательство и ранее выдворенных из страны, поднять экономику и одолеть бедность будет сложнее, чем с ними. С другой стороны, Россия стоит перед необходимостью развивать глубокую интеграцию на среднеазиатском направлении, потому что иначе глубоко интегрироваться там будет Китай, а то и кто похуже. Свято место пусто не бывает.

Президент России не зря ещё в минувшем мае на встрече с таджикским коллегой Эмомали Рахмоном обещал создание комфортных условий для мигрантов, которые полезны для ряда отраслей отечественной экономики. Конечно, за таким подходом кроется, прежде всего, задача усилить российское влияние на Таджикистан и, особенно, Узбекистан, который всё активнее смотрит по разным геополитическим сторонам и на днях заявил об отказе вступать в ОДКБ.

Экономическая привязка своенравных среднеазиатских партнёров к России имеет стратегические цели и призвана укрепить позиции РФ на этом региональном плацдарме. Отсюда и согласие поделиться с узбеками российской землёй с проектом передачи в долгосрочную аренду Узбекистану 1 млн гектаров угодий, простаивающих в российских регионах.

В том же ряду – пилотный проект МВД РФ с экспериментом по оформлению разрешений на работу в России гражданам Узбекистана ещё до их прибытия в страну. И, наконец, прощение 158 тысяч мигрантов-нарушителей с позволением им опять попытать счастья на российских стройплощадках адресовано, конечно, как руководству среднеазиатских государств, так и их населению.

Россия посылает сигнал о своём великодушии и о том, что лучше вместе зарабатывать, чем глядеть на сторону в коварный внешний мир, лучше класть кирпичи в Москве и инвестировать заработанные рубли в экономику своих стран, чем пополнять ряды «солдат удачи» за речкой Пяндж в Афганистане.

Но это одна сторона медали, а другая чревата рисками криминальных проявлений со стороны возвращающегося в Россию контингента нарушителей законов, которые прежде были пойманы за руку и отправлены восвояси как не оправдавшие надежд. Перед парламентскими выборами что ни неделя, то информационное поле взрывалось сообщениями об очередной массовой драке с участием трудовых мигрантов из среднеазиатских республик.

В головах россиян уже сформировалась картина, где мигранты с юга не помогают экономике, а подрывают её, способствуя росту напряжённости, да ещё и создавая конкуренцию на рынке труда. Объявленный властями РФ крестовый поход против российской бедности предполагает улучшение качества занятости, а значит, хорошие условия и повышение зарплат даже в тех трудоёмких отраслях, которых россияне прежде сторонились, уступая их неприхотливым гастарбайтерам.

Однако, поскольку новая концепция социального разворота декларирует прогресс в условиях труда, то неизбежна и заинтересованность россиян в получении тех мест на стройках, которые традиционно отдавались приезжим рабочим. Получается, что стране обещаны перемены на рынке труда, которые позволят гармонизировать потребности экономики с рабочим потенциалом собственного населения, но в то же время активный завоз мигрантов не соответствует такой модели и порождает противоречивое восприятие действительности.

Проблема в том, что в вопросе о трудовых мигрантах то политика преобладает над экономикой, то экономика верховенствует над политикой. Требуется же золотая середина, которую путём ручной балансировки властям ещё предстоит отыскать.