добавить комментарий

За что «болеет» в Белграде литовский президент

Трудно с полной определенностью сказать, чем больше был продиктован визит президента Литвы Дали Грибаускайте вместе с премьером Саулюсом Скярвялисом в Белград – политика или желание поддержать «Жальгирис» на чемпионате баскетболистов. Но в любом случае момент для него выбран подходящий. При таком сочетании спортивный мотив позволил придать ему полуофициальный характер, который позволяет не сильно афишировать щекотливые темы разговора главы Литвы со своим сербским коллегой Александром Вучичем.

Ну, а речь шла, конечно же, в основном о процессе вступления Сербии в Евросоюз. На этот путь Белград вступил еще в 2005, когда сербы и македонцы входили в одно государство. Весной 2006 они разбежались, и теперь у каждого своя тропинка.

В 2008 году Сербия подписала соглашение об Ассоциации и стабилизации, а в 2012 году подала заявку на полноценное вступление в ЕС. Совет ЕС дал зеленый свет, и «процесс пошел». Но идет он, что говорится, ни шатко, ни валко. Ибо имеются тормоза. Из них стоит отметить два: косовская разноголосица и российский фактор.

Как известно, Сербия в числе тех, кто официально до сих пор не признает самопровоглашенного в 2008-м Косовского государства. Тот же Вучич, входивший в 90-е годы в состав радикальной Прогрессивной партии, проповедующей идею Великой Сербии, а в правительстве Милошевича ведавший пропагандой, еще в августе 2016, будучи в ранге премьера, заявил, что «на тот момент единственным решением косовской проблемы было бы признание Сербией независимости Республики Косово, но это невозможно и этого не будет».

Однако де факто процесс этот тихой сапой происходит. В частности, в феврале 2012 было подписано двустороннее соглашение, давшее Косово право на участие в международных форумах с обсуждением дел на Балканах, а также о совместном управлении пропускными пунктами на административной границе.В следующем году Беград пошел на уступки относительно Северного Косово – небольшой территории, населенной преимущественно не албанцами, а сербами: по Брюссельскому соглашению была интергрирована в общекосовскую полициейскую и судебную системы. А в августе 2015 оно было дополненно договоренностями в сфере энергетики и телекоомуникаций. Именно на этот шаг Евросовет откликнулся премией в виде решения начать переговоры с Сербией о вступлении в ЕС. Которые и были объявлены 21 января 2014 года.

И тот же Вучич, став в мае 2017 главой Сербии, сменил свой максимализм на позу прагматика, переведя Косово в режим торга. В апреле The Guardian опубликовала интервью с ним, в котором он отрыто заявил, что в  ближайшие шесть месяцев готов начать начать переговоры о признании Косово, если Сербии будет предложено что-то взамен. Предполагается, что скорей всего Вучич под косовскую сурдинку будет требовать преференций, повзоляющих ускорить интеграцию Сербии в ЕС. Ведь когда приглашение было получено, он называл финишной чертой 2019. Ныне же, учитывая скорость сдачи «вступительных экзаменов» (то есть закрытия более 30 пунктов по внутреннему реформированию в соответствии с нормами ЕС) в Брюсселе назвают лишь 2025 год.

А эта его активность, вызывающая встречную заинтересованность со стороны Запада как в сильном политике, напрямую связана со второй проблемой – опасностью для России вслед за Черногорией потерять последнего «братку» на Балканах. И здесь поведение Вучича очень напоминает тактику нового армянского лидера Э.Пашиняна. Сознавая исторические симпатии сербов к русским и расколотость общества в вопросах стратегической ориентации, Вучич демонстрирует дружбу с Москвой. Летом прошлого года он убеждал гостившего в Белграде Дмитрия Рогозина, что вступление в ЕС никак не повлияет на традиционные отношения с Россией, а на 9 мая, как известно, был одним из двух приглашенных, который стоял на трибуне во время Парада.

Впрочем, усидеть между двух стульев будет, видимо, непросто. Об этом, в ходе нынешнего визита, Вучичу заметила литовская президентша. В сообщении ее пресс-службы прямо говорится, что «будущее Сербии в составе ЕС будет зависеть от ее усилий и политической определенности идти в одном направлении с Европой». Грибаускайте напомнила, что хотя Сербия признает территориальную целостность Украины, она не присоединяется к санкциям ЕС в отношении России. Более того – вместе с Беларусью участвует в  организуемых Россией военных учениях»Славянского братства».

Кроме того, она высказала претензии в части защиты иностранных инвестиций в Сербии, приведя в качестве негативного примера ее поведение в отношении литовских компаний Alita, Arvi и Sanitex.

Как реагировал на эти советы и замечания Вучич – не сообщается. Но в том, насколько он ярый евроинтегратор, говорит уже тот факт, что как раз во время этого визита было объявлено, что референдума по поводу вступления Сербии в ЕС проводиться не будет. Мотив понятен: Вучич явно опасется, что если даже удастся получить формальное большинство, оно не будет выглядеть политически убедительным. Во всяком случае, социология на эту тему показывала цифры, которые можно характеризовать как фифти-фифти. Ну, а у каждого процесса есть своя логика. И это, конечно, понимают в Кремле, где ВВП, скорей всего, придется повести себя по наиболее разумной форме – пожать плечами и согласиться с правом выбора. Тут хотя бы  мину лица можно соблюсти и надеяться на ответную вежливость.

Ну, а в части спортивной программы все сложилось тоже как-то символично. В пятницу «Жальгирис» в четвертьфинале Евролиги проиграл турецкой Fenerbahce. А за третье место будет бороться в воскресенье  с российским ЦСКА.

Владимир Скрипов

Источник: ehorussia.com