добавить комментарий

Редакционная статья Кремлевского Безбашенника посвящена перспективам прямой демократии в формате электронного дистанционного голосования — ДЭГ (https://t

Репост из: ЕДРОный Иркутск Редакционная статья Кремлевского Безбашенника посвящена перспективам прямой демократии в формате электронного дистанционного голосования — ДЭГ (https://t.me/kremlebezBashennik/26188).
Коллеги весьма точно и ёмко подмечают «кривизну» механизма ДЭГ в условиях современных российских реалий. И с этим особо не поспоришь.
Но тем не менее ДЭГ это уже реальность. Причем не только данная нам в ощущениях, но и в литых строках Закона. А это значит, что за ДЭГ будущее. Сначала в качестве полноформатного эксперимента (во всех регионах), а потом и единственного способа легитимации власти. Дешевого, надежного, легкого в употреблении.

И вот тут возникает самый главный, экзистенциальный парадокс российского ДЭГ и российской демократии (в формальном смысле). Мы пытаемся использовать самый передовой и самый продвинутый метод реализации прямой демократии — дистанционно-электронный (с избиркомом в каждом гаджете) на фоне общества, которое не верит в то, что оно демократическое!

ДЭГ способно решить кучу проблем! Оно способно сэкономить миллионы бюджетных рублей и миллионы деревьев (которые не пойдут на бумажные бюллетени). Оно способно сократить энергозатраты избирателя до «шевеления» одним пальцем. Оно способно избавить от сотен тысяч членов УИК бдящих за выборами, полицейских и сотрудников МЧС, обеспечивающих правопорядок и безопасность на участках. Да и с точки зрения прогнозируемости результатов никаких проблем (для власти).
Вот только есть нюанс. ДЭГ не способно дать одно, но самое главное, что нужно нашему обществу. Доверие. Ощущение того, что результаты голосования отражают выбор граждан. И это уже никак не решить с помощью ДЭГ, ибо доверие — результат самоощущения общества, а не процедур.
А наше общество себя демократическим не чувствует совершенно.
В Швейцарии голосуют по почте. И общество верит результатам.
В Германии голоса считает МВД, без многочисленных наблюдателей. И общество верит результатам.
В США голосуют покойники (иногда) и на участках не спрашивают паспорта. И общество верит результатам.
У нас самая жесткая система наблюдения на выборах. У нас самые подробные законы о выборах. У нас на выборах готовы помещения избиркомов нашпиговать камерами видеонаблюдения. У нас во время и после выборов суды завалены жалобами. Любой иностранец, взглянув на всё это скажет, что это паранойя. И всё равно общество не верит результатам выборов.

И оно поверит результатам ДЭГ, которое не имеет ни такого института наблюдений, ни видеонаблюдения, ни возможности оспаривария результатов? Как бы не так. Не поверит. А без доверия нет главного, того, ради чего и проводятся любые выборы — легитимности. И это — техническими средствами не исправить, это что-то из «консерватории», если не раньше.

Нигде в мире, никто на свете, никогда не даст гарантии, что результаты выборов отражают волеизъявление граждан. Просто гражданам выгодно поверить в эти результаты. И оно верит, потому что доверие обходится дешевле, чем недоверие. Поверить банально выгодно!
Но не российское общество. Российское общество полагает, что от результатов выборов его жизнь практически не зависит. А значит, можно сомневаться и не доверять. Потому что недоверие не приведет к издержкам. От этого недоверия ни твой карман, ни твой социальный статус ничего не потеряют. Даже на мозоль ты никому не наступишь (ну, кроме самих кандидатов и единичных фанатиков от политики), потому что у нас власть не опирается на социальный фундамент широкого круга конкретных лиц, кровно заинтересованных в том, чтобы поверили. В Империи верили в церковь и помазаннику Божьему. В СССР — партии. А у нас сейчас? Мы не знаем чему вообще верит наше общество (но точно не выборам и не СМИ).
А ДЭГ или не ДЭГ … а не всё ли равно чему не доверять? Кремлёвский безБашенник
#БезбашенноеМнение Тезисы о грядущей трансформации традиционных институтов народовластия в связи с развитием информационных технологий применительно к избирательному процессу вбрасываются в актуальную повестку с определенной периодичностью. Незадолго до выборов депутатов Госдумы VIII созыва В. Жириновский, обосновывая преимущества электронного голосования, выразил уверенность, что в будущем произойдет переход к «цифровой демократии» – граждане смогут самоорганизовываться в сети для голосования и выражения мнений по любому волнующему их поводу. Чуть позже, но в схожем контексте рассуждал о демократии «безлюдной» В. Сурков: в «электронной современности» гражданам, по сути, не нужны посредники в виде депутатов и парламента, чтобы включаться в процесс принятия решения любых вопросов. Теперь вот к популяризации дистанционного электронного голосования подключилась Партия прямой демократии с прицелом на возрождение «прямой демократии афинского типа». «Афинская демократия на московской платформе ДЭГ» – это уже, своего…